Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-09 13:41:47 от Гость
Всем доброго времени суток!)) Нужен совет по воспитанию сына. Сыну через 1, 5 месяца исполнится 9 лет. В последнее время все чаще замечаю, что не справляюсь с ним. Он очень изменился. Раньше, в более маленьком возрасте был очень добрым, любознательны ... Подробнее
Последний комментарий
История : Моего ребенка могло бы и не быть!!!
3 минуты назад2016-12-11 09:09:33 от Белая мышка
9141Вы умничка что смогли выдержать все эти испытания и родили прекрасную дочку. А подобных примеров по поводу ошибочных диагнозов врачей относительно беременных женщин, знаю очень много. Одна моя клиентка девушка рассказывала, как сделала УЗИ в платной клинике, принесла результаты врачу, а там такие ... Все комментарии67662
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
Демодекоз
вчера в 17:07:592016-12-10 17:07:59
ШЛЮХА
08 декабря в 21:42:56
Помоги советом
08 декабря в 21:35:34
Комедия
07 декабря в 12:41:15
Любовь это безумия
05 декабря в 06:58:47
Любимый брат мужа
04 декабря в 21:17:22
На работу к папе
03 декабря в 16:30:38
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Проза - История Марины и Найджела или La Vie! Que C'est Beau (на русском))))
Проза : История Марины и Найджела или La Vie! Que C     

История полуавтобиографичная. Имена героев вымыслены. Некоторые из событий вымыслены. (с)

…Он приехал! «Наконец!» подумала она, просто сияя от счастья. Они не виделись две недели. И вот эта долгожданная среда! Он входит в аудиторию, окидывает взглядом класс… Он не может не замечать её оживлённый, радостный и ещё такой, невинный взгляд. Он одаривает всех присутствующих своей улыбкой и говорит «Здравствуйте!»

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

О его улыбка!.. На  самом деле эта полная едва уловимой тайны улыбка предназначалась только ей. Только она могла уловить эту Тайну, эти загадочные нотки в его голосе. Почему? Ответ до безобразия прост – потому что ЛЮБИЛА!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Казалось бы, как может красивая, полная жизненной энергии, а главное умная (!) молодая девушка полюбить этого, уже, скажем так, пожилого, но очень импозантного англичанина, который ни как не выглядит на свои 40? Да вот так, дорогие мои читатели, уж произошло. И чего только не происходит в нашем мире, в мире Людей Разумных…

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Начался тот долгожданный урок в ту апрельскую среду. Он по привычке поставил свой большой кожаный коричневый портфель на стол и вытащил стопку каких-то бумаг (они, по-видимому, понадобятся для ведения урока). Затем также достал «листок посещаемости» и попросил всех присутствующих расписаться. Лекция прошла как обычно… Хорошо. Из-за его «чудного» британского акцента ей становилось на столько спокойно, что до ужаса хотелось спать! Если ВДРУГ он её что-то спрашивал, она в самом деле, как будто просыпалась от какого-то «виртуального» сна, и отвечала на все его вопросы, едва сдерживаясь от того, чтобы зевнуть.

В конце лекции, она, как обычно, поблагодарив за проведенное занятие, сказав «Tschüs!»** (так принято говорить в Германии «До свиданья»), направилась к двери вместе со всеми. Но он, окликнув её тихонько по имени, попросил подождать. Она сказала про себя радостно: «Ну наконец-то! Спасибо тебе, Господи!» Попрощавшись со всеми остальными, она покорно отступила к нему.

- Да, мистер Бэйли? Вы что-то хотели спросить?

- Вы же всё сами знаете, дорогая!

- Не имею понятия, сэр!

Он тут же тихонько засмеялся:

- Ну вообще-то, мне ещё не была оказана честь в присуждении этого титула, это во-первых. Во-вторых, пожалуйста, не называйте меня вне наших лекций и вне учебного времени «мистер Бэйли»! Вы себе просто не представляете, на сколько мне не нравится это слышать из ВАШИХ уст…

- Но как же мне тогда Вас называть, мистер Бэй…Простите!

-Говорите мне Найджэл– так будет правильно! И, если позволите, я буду говорить Вам «ты».

- Но я же не смею…Вы-то, конечно, в праве говорить мне «ты», так как я ниже Вас по статусу… И как же студентка может обращаться к своему профессору по имени?

- Марина, ну я же не говорю, во время занятий, а после них (снова та самая улыбка и такой по-юношески задорный блеск в тех серо-голубых глазах). И к стати, судя по нашим разговорам и по Ваш….твоему, если позволите, последнему письму, я смею предположить, что наши отношения уже не ограничены рамками «преподаватель – студентка» - я даже не профессор, к стати говоря (улыбается). Они какие-то стали более тёплыми, дружескими, я бы даже сказал… Или может я ошибаюсь?

- Нет, нет, конечно же Вы правы, … Н… Найджэл…ты прав…простите,… это для меня так неожиданно! Простите… (Она так натурально сыграла смущённую барышню, что любой бы поверил!)

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Но всё же в тот момент её сердце так бешено билось, казалось вот-вот выскочит из груди…Всё это время он так много значил для неё, он ей много помогал, и вот он впервые перед ней «раскрылся» … Так потихоньку, мало-помалу, так осторожно…Но жаль не до конца… Но она была рада и этому. Она стояла в тот тёплый апрельский вечер в среду, её переполняли эмоции, она даже чуть не плакала. Но она очень старалась не подавать виду, старалась даже быть холодноватой, не выплёскивать чувства наружу… И всё же она прекрасно знала, что не нужно «перегибать палку» - быть слишком холодной, иначе мужчина обидится. Она стояла там и постоянно твердила себе об этом и благодарила Всевышнего за услышанные молитвы и за такое чудесное мгновение…

- В связи с этим, - продолжал он, - я приглашаю ТЕБЯ на Дружеский Ужин на двоих. Идёт?

Она кивнула, просто не помня себя от счастья.

- Конечно…, спасибо, Найджэл.

- Вот и отлично, - подмигнул он ей.

Когда они уже выходили из корпуса на Инвалидэнштрассэ, 110, она, немножко уже отойдя от «виртуального» сна, немного по-детски его спросила:

- А тебе ничего за ЭТО не будет?..

Тут он вовсе расхохотался и обнял её:

- Глупенькая, ну что же мне может быть? Не бойся, студентов там точно не будет. Я обещаю.

- А преподаватели значит будут, так что ли?

Он пристально посмотрел на неё, ничего не сказав.

Открыв ей дверцу в свою Хонду класса «Седан» и увидев её удивлённый взгляд, он с улыбкой сказал:

- Десять лет здесь живу, всё-таки.

Они поехали в один маленький, но очень уютный ресторан на окраине Берлина.

Столик уже был заказан. Он стоял у окна, где открывался изумительный вид на Ваннзее. Тёплое апрельское солнце уже потихоньку скрывалось за линию горизонта, и от заката мелкие речные волны становились то лимонно-жёлтыми, то оранжевыми, а то и вовсе ярко-розовыми.

Будучи настоящим джентльменом, он помог ей усадиться, пододвинув стул, и тоже сел рядом.

- Ах, какой вид! Восхитительно, - сказала она с небольшой прохладой в голосе.

- Да, неплохо, - заметил он, - может что-то закажем, а?

Официант принёс меню.

- Чего желает дама? – спросил Он.

- Найджэл, я не голодна, правда… Может чашечку кофе?

- Ну уж нет, так дело не пойдёт! Я и обидеться в самом деле могу!

- Ладно…Хорошо…Но только то, что ты закажешь – что-нибудь лёгкое…Только не обижайся.

- Не буду, конечно (всё та же улыбка промелькнула, но в ней она заметила некую нотку грусти).

- Спасибо, - сказала она.

Он заказал им двоим бутылку Chardonnay, овощной салат и креветки под белым соусом, предварительно спросив, нет ли у неё на них аллергии.

- Нет, спасибо за заботу, - сказала она, улыбаясь.

Выпив первый бокал «за удачу» с традиционным Cheers!“***, они начали болтать как старые знакомые о старых вещах.

Потом вдруг его лицо стало таким серьёзным, что это не могло её не насторожить.

- Марина, я бы хотел тебе сейчас нечто такое сказать. Но прежде, чем я это сделаю, я хочу тебя попросить до конца меня выслушать, не перебивать и не смеяться. Хорошо?

- Конечно, Найджэл, я вся во внимании.

- Так, хорошо. Ну, с чего начать? Наверное, с начала. Дорогая, я уже, мягко говоря, не молод. Я застрял здесь, в этой Германии…Наверное, до конца дней своих. Домой, как видишь, езжу только на праздники. Я говорил «к семье». Да, к семье, действительно… Но не к той, что ты думаешь – нет… К маме, к отцу, к братьям, к родным. Жена с детьми меня там не ждёт. Работа тоже. Ну вот такая у меня в жизни сложилась ситуация, что нашёл себя я только здесь, в Гумбольдте, далеко от «Родины любимой»… А так хочется, чтобы тебя просто кто-то ждал… Просто ждал… Да что это я, в самом деле… Романтик, Байрон…Чёрт возьми. Прости… Был просто мимолётный порыв души! А кому это нужно? (берёт её руки в свои, целует). Прости меня, пожалуйста…

Она сидела не шевелясь, будто околдована.

- …Найджэл,  - вдруг изрекла она, - Найджэл, да что же ты такое говоришь «никому не нужен», «порыв души»? Ты обратился как раз по адресу. Я тебя прекрасно понимаю. Знаешь, я вот точно такое же сейчас переживаю. Не поверишь, но это так на самом деле. Я рада, что ты мне наконец-то открылся. Правда. Я ждала этого…долго. Иди сюда (она его обнимает, он кладёт голову ей на плечё). Ну вот… Такой «бальсёй дядя»…Ах, да вы все мальчишки! Хорошо, что не плачешь.

- Сейчас заплачу…от того, что мне так хорошо…

Она смеётся:

- Ну-ну-ну!

- Ты просто не представляешь, каким монстром я был 2-3 года назад. При чём везде: дома, в университете. Студенты от меня просто стонали. Родные и друзья меня уже просто не выдерживали, за глаза ужасные вещи говорили. Мама всё время спрашивала: «Найджэл, сынок, что с тобой?» Поведение моё и душевное состояние оставляли желать лучшего. Я и сам бы хотел узнать, что со мной.

А вот сейчас всё совсем по-другому. Я совсем другой. Я стал лучше (смотрит ей в глаза). Студенты меня намного лучше воспринимать стали, не так боятся, что ли (хихикает), на курсы больше людей записывается. Родные дома маме «на ушко» говорят: «Твой Найджэл просто светится! Что произошло? Такой милый!» Мама лишь улыбается. Потом мне всё это рассказывает. Приятно, чёрт!

- Представляю как раз. Мне тут одна подружка уже рассказала. Она у тебя где-то два года назад училась. Я очень рада ТАКИМ переменам.

Тут он резко встал, отошёл к окну, отвернулся, и так грубо оттуда заговорил:

- Так ты обо мне всё время всё знала? Так получается?!!

Она тоже встала и подошла к нему.

- Солнышко, я же знала только то, что ты «монстр», «чудовище» и то со слов этой девки! Но когда я пришла, когда увидела тебя, когда с тобой поговорила, я увидела в тебе «Прекрасного Принца», а вовсе не «Чудовище». Я никогда никому до конца не верю, пока сама не увижу собственными глазами.

- Правда?

- Ну конечно же. Глупый.

- Конечно глупый! Мягко сказано! Просто дурак. Прости…Бываю я ещё такой иногда… Вспыльчивый. Я знаю, кому обязан этими переменами – ТЕБЕ!

Она улыбнулась.

-Как это?

- Да вот так – ты появилась в моей жизни, и они появились. Я не хочу чтобы они исчезли в никуда. Поэтому я хочу (он потупил взгляд)…Тебе сказать…

- Ну-ну, мы стесняемся, что ли?

- Да, именно. Я этого никогда никому не говорил.

- Да ладно, уж так и никому!

- Серьёзно никому – ни одной женщине на свете!

- Я слушаю.

- …Ты останешься со мной. Навсегда. Здесь?

- О, молодой человек, я от Вас ждала нечто другое.

- Ах, ну конечно! Болван! Прости.

- И сколько раз ты уже произнёс это слово?

- Какое?

- Сам знаешь!

- „Прости“?

- Четырнадцатый…нет, пятнадцатый!

Они рассмеялись в один голос.

- Я…

- Я согласна.

- Спасибо.

- Не стоит, Найджэл. Ты меня тоже изменил. Спасибо за те чудесные Sprechstundеn****, спасибо за советы!

- Да какие там советы?! Я бы хотя бы себе мог советом помочь. Эх… А ты тоже хороша – знала, к кому за советом идти!

- А вот советы-то как раз дельные были! Не будь слишком строгим к себе.

- Ну, если ты так считаешь, то ладно (он снова улыбнулся). Ну, что, может по домам? Как ты на это смотришь?

- Очень хорошо! Неплохо бы сейчас чай дома и спать.

- Да.

Он оплатил счёт, они вышли, сели в машину, и тут его вдруг осенило:

- Слушай, а мы ведь с тобой даже не поцеловались.

- Да на первом свидании, как бы и неположено-то! – кокетливо заметила она.

- Точно…Стоп! А разве оно у нас первое? Мне всегда (начиная со второго занятия) казалось, что мы встречаемся раз в неделю.

- Как не странно, но мне тоже! – засмеялась она.

- Так что всё! Теперь уж не отвертишься!

Он пододвинулся к ней, провёл рукой по её щеке и очень нежно поцеловал один раз, затем последовал второй и третий. Она конечно же, ответила. Его щетина слегка колола ей губы и немного щекотала подбородок. От него ещё немного пахло креветками и свежими овощами.

После «ритуала» он медленно отодвинулся и посмотрел на неё.

- Ой мистер Бэйли, где же вы так научились целоваться? В Boarding School*****, что ли? – прошептала она, слегка покраснев.

- Было дело, - подмигнул он с самоуверенностью Казановы.

- Ах ты!

- Слушай, я же совсем не имею понятия, куда тебя везти! На метро я тебе сесть не позволю. Может, ко мне поедем? Не переживай…У меня дьявольских намерений нет. Выпьем чаю и … спать!

- Ну хорошо, если только без «дьявольских» намерений, то ладно, - с опаской взглянула на него она.

- Даю слово!

 

Большую часть пути они молчали. Она была в шоке от его робости и в то же время смелости. «Настоящий англичанин. Как в кино!» - подумала она. Время от времени она закрывала глаза, боясь, что это сон, и что ей нужно насладиться им, пока не проснётся!

Но это был не сон!

Он тоже молчал, потому что был в шоке от самого себя. От себя он этого никак не мог ожидать! «Ну, Найджэл! Вот это да! – говорил он сам себе. – Так держать!»

 

- Ну вот мы и дома! – сказал он, помогая ей выйти из машины.

Это был девятиэтажный дом в центре Берлина, где, как ни странно, было довольно тихо.

- Вон моё окошко, на девятом. Там и живу не первый год уже…

- Чудесно! – устало заметила она.

Он поставил машину в гараж, и они начали подниматься на девятый этаж. Лифт ехал дьявольски долго. Всем хотелось побыстрее в душ.

Вот наконец-то они на месте. Он достаёт ключи, открывает дверь:

- Милости прошу в мои скромные апартаменты… Прости, здесь не совсем убрано…

- Шестнадцатый.

- Что?

- Ты сказал «прости» шестнадцать раз!

- Да, надо с этим заканчивать! – раздражённо прикрикнул он.

- Точно, но вообще-то, мне нравится…

- Что? Квартира?

- Да нет, твоё «прости» - оно придаёт тебе некий шарм… Но квартира мне тоже нравится? Здесь две комнаты?

- Да. Так значит тебе нравятся мужчины с шармом? Я правильно понимаю? – спросил он, переодеваясь в ванной.

- Конечно. В тебе его полным полно, - сказала она, открывая дверь в ванную, - Ой, прости!

- Ничего, - улыбнулся он, стоя в семейных трусах перед зеркалом и чистя зубы, - Кто первый в душ?

- Ой, ты иди, конечно. Я не знаю – первый раз в квартире, и … как-то неудобно.

- Да всё нормально! Только не подглядывать! Сначала я, потом ты! Располагайся. Будь как дома!

- Спасибо.

 

Ей очень нравилось в квартире: красивая кухонька, большой телевизор, большая кровать. «Валяться любит, значит? Лентяй!» - подумала она… Хороший ковёр, большой письменный стол, заваленный бумагами с эмблемой Гумбольдта; с немытой чашкой, где некогда был чёрный чай и небольшим чёрным ноутбуком, обклеенным стикерами с заметками. Внушающих размеров шкаф из тёмного дерева с дюжиной словарей и томиком Шекспира ей тоже очень понравился. Вторая комната выполняла функцию нечто вроде «читальни» или «комнаты для гостей». Там был большой торшер, кресло, несколько полок с книгами и небольшая полуторная кровать.

В квартире было не так уж и неубрано, как он сказал. Всё было довольно упорядочено. Она совсем по-другому представляла себе квартиру холостяка!..

- А вот и я, - прошептал он, выйдя из ванной в белом махровом халате. – Твоя очередь, солнышко (он нежно чмокнул её в щёчку).

- Ой слушай, мне как-то не удобно!

- Давай! А я пока нам чаю сделаю. Тебе зелёный? Сколько сахара?

- Ах, так и быть. Да, зелёный. У тебя с жасмином есть?

- Конечно! Это один из моих любимых!

- Мой тоже! Две ложечки. Пожалуйста.

- Хорошо. Полотенце и халат я уже приготовил. Наслаждайся душем! Надеюсь, тебе понравится.

- Спасибо. Непременно!

 

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- А вот и я! Душ просто замечательный! Правда. Усталость как рукой сняло.

- Правда? Я очень рад это слышать! А вот и наш чай. Ты такая свеженькая!

- Ах, значит в ресторане я была не свеженькая, да???!!!

- Ну, не совсем! – игриво заметил он.

- Ах так! Сейчас ты у меня получишь!? Вот! (бьёт его полотенцем)

- А! Так всё, ладно, я был неправ. Прекрати. А то сейчас нашей Фрау Амальди позвоню – она мигом примчится меня спасать!

- Ну вот! А вечер так хорошо начинался! Вечно вы мужчины всё портите!??

- Ну прости старика… Ты сама напросилась!

- …Семнадцатый, - заметила она обиженно.

- Так ты на меня не сердишься? А?

- …Нет. Только прошу тебя, никогда не произнеси её имя!

- Конечно не буду. Давай пить чай, а то совсем остынет. Ты кстати, что больше любишь – кофе или чай.

- Я кофе вообще не пью. А ты?

- Я чай люблю.

- Английская традиция?

- Ха-ха ... Да, что-то в этом роде!

- Чай потрясающий.

- Спасибо.

- А ты , я вижу, порядок любишь. Сам делаешь?

- Очень! Да, стараюсь, но не всегда до конца получается, как видишь! (смеётся).

- Я тоже.

Он встал, отнёс чашки на кухню.

Она присела на кровать.

- Шикарная кровать!

- Да, недавно позволил себе такое удовольствие! Поваляться люблю…

- И многих валял?

- А вот это было довольно грубо. Не ожидал от тебя! За эти десять лет ни одной. Я однолюб.

- Понятно, ну, а так просто? Для поддержания формы!

- Я не тот человек. Серьёзно. Мне это незачем.

- Неужели?! Не поверю!

- Если хочешь знать, я уже забыл, как это делать… и мне… стыдно! Очень! – тихонько сказал он ей на ушко.

- А целоваться не разучился, да?..

- Ну… Марина (он перешёл на тон посерьёзнее)… я …

- Ой, что? Опять? Да ну тебя, Найджэл!

- Я… я люблю тебя. Я очень тебя люблю. Давно.

Она улыбнулась.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

- Давно бы так, любимый мой! – обняла она его.

- Да, но вот всё же есть одно «но»! Мне вот скоро 50 «стукнет»… Я бы не хотел тебя привязывать…

- Найджэл, - перебила она его, - Господи, ты просто не представляешь, как ДОЛГО я тебя ждала – всю свою жизнь. И вот он - ТЫ, надёжный, любящий… Я очень тебя люблю… Тоже давно! Я уверена, что 10-15 лет у тебя всё будет в порядке. Мне потом, в принципе, 40 будет. Зачем мне «это»? Я просто хочу, чтобы ты рядом был, любовь моя!

- Господи, я наверняка сплю (он кладёт свои руки ей на плечи)

- Не спишь! Мне тоже казалось, что сплю, когда мы сюда ехали!

- Я люблю тебя…(он снова её крепко целует)

Он бережно развязывает пояс её халата, обнажает её плечи, целует, повторяя «Это сон… Просто сладкий сон…».

 

......................

 

Утро…На его подушке роза… Бордовая… Её любимая. Он вышел из кухни. У него в руках был большой поднос, на котором стоял стакан горячего молока и тарелка с овсяным печеньем.

- Привет, солнышко моё. Как тебе спалось? Как ты себя чувствуешь?

- Иди ко мне, любимый

- Иду… Вот только поставлю всё это!(ставит поднос на стол) Всё, я твой…

Он целует её ещё нежнее, чем обычно. Затем пристально смотрит ей в глаза.

- Спасибо тебе. Чувствую себя прекрасно. Спалось просто отлично. С таким-то мужчиной (он краснеет).

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- Спасибо (смущённо)… А теперь «нам» нужно поесть! (он достаёт поднос)

- Найджэл, ты просто читаешь мои мысли! Я это всё просто обожаю! Любимый! (она начинает пробовать свои любимые овсяные печеньица)

- Я очень рад! Тем более это тебе теперь очень полезно! Марина, ты меня сейчас убьёшь, но я тут… о детях подумал!

- Найджэл! Это же чудесно!

- Правда? О как прекрасна наша жизнь…Я могу ещё ею немного понаслаждаться! (хохочет). Да, к стати, я вчера купил тебе тут нечто!.. (Вытаскивает маленькую коробочку, похожую на ту, где хранят обручальные кольца)… Ой, это же не так делается (становится на колени). Ты выйдешь за меня?

Она не помнила себя просто от счастья. Наконец-то этот мужчина после этих месяцев решился на это… Но вида не подала!

- О, дайте мне подумать, мисьё…Хммммм! Посмотрим, как Вы себя будете вести.

- Очень прилично!

- Ну, тогда…Окей!

- Окей что??

- Да…

Конец

 

Примечания

 

La vie! Que cest beau!* - (фр.) здесь: Жизнь! Как это прекрасно!

«Tschüs»** (нем., разгов.) культ., междометие- здесь: «Пока», «До свиданья»

«Cheers!»*** - (англ.) культ., междометие -  традиционное слово, которое произносят англичане и американцы за выпивкой (ср.  нем «Prost»)

Sprechstundеn**** (нем.) – здесь: часы приёма (в д.с. – у профессора)

Boarding School***** (англ.) – здесь: частная школа-интернат или пансион. Этот тип школ считается одним из самых престижных в Великобритании и в Европе.

15637
Комментариев: 0
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке