Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-07 21:22:31 от Гость
что написать парню на отношения 11 месяцев приятное?? ... Подробнее
Последний комментарий
История : Убить своих друзей
7 минут назад2016-12-08 04:52:12 от Неалина
5436Alermo, если человек хочет выбраться из ямы в которую летит без его желания самому выбраться никто за него не сделает. Советы, советами. А все остальное заключается во внутренней силе человека. Если захотеть то сам выберешься. Какие там уж особенные советы ждете?Вам уже их столько написали. Я лич ... Все комментарии67622
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
Комедия
вчера в 12:41:152016-12-07 12:41:15
Любовь это безумия
05 декабря в 06:58:47
Любимый брат мужа
04 декабря в 21:17:22
На работу к папе
03 декабря в 16:30:38
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Сериалы смотрим?  ( 1 2 )
27 ноября в 16:31:08
опустить на главную
24 ноября в 07:57:38
Проза - Качеля
Проза : Качеля     

Утро выдалось на редкость серое. Да и сам день не предвещал хорошего. В голове маячила перспектива месить кэмами грязь целый день. Вокруг меня спешили по своим делам люди. Я им завидовал, наверняка у них нет таких проблем как у меня, наверняка они скоро будут дома в тёплом кресле, и не будут мотаться по городу. Все куда-то шли, и я шёл, к своему другу. Он обещал помочь в этом деле, поговорить со знающими людьми. Позвал меня в район Трифонова, и что он там забыл? Не понимаю. Хотя в принципе мне уже всё равно, лишь бы помогло. Он сказал, что встреча в два часа. Уже без десяти, позвонить что ли.… Я взял телефон и набрал номер, звоню: гудок… другой… третий,… наконец он поднял:

- Алло.

- Привет.

- Ну, где ты, все уже заждались, только тебя нет.

- Я буду через пять минут. Только ты мне скажи, что там за люди, и чем конкретно они помогут? Может, мы зря это придумали? И вообще, знаю ли я кто это?

- Хорошие люди. Сделают пару звонков и мир у твоих ног. Ты их, наверное, не знаешь, их вообще мало кто знает, они предпочитают не афишироваться.

- А всё-таки?

- Это рИлы. Слышал?

- Доводилось.

- Ну и как, будем сотрудничать.

- А у нас есть выбор? Кто там подошёл?

- Выбора у нас нет, ты прав. Подошли четыре каких-то кента и девушка. В общем, вали быстрей сюда, сам всё узнаешь. Давай.

- Угу, давай.

РИлы, это слово заставило меня волноваться, знавал я одного рИла, вернее рИлку, или как там правильно? Не дай бог, это будет она. Сердце до сих пор болит. Встречались с ней полгода. Я её не ценил, зря. Помню, как мы расстались, хорошо помню её слёзы. Так мне и надо, это ж надо было, загулять с какой-то шалавой. И не нужна мне эта дура вовсе была! А она увидела.… Сказала тихонько: «Прощай…» - и убежала. А как она смотрела на меня, смотрела, молчала и плакала. Лучше бы орала и билась в истерике. Так больно было.… Потом звонил ей – не берёт, звонил с чужого – услышала мой голос и кинула трубку. Оборвала все связи, а я не могу так, я ведь люблю её, только тогда понял, что люблю. Я никогда никого так не любил, я хотел быть только с ней. Разбил ей сердце, и своё заодно. Вот и этот район. Только бы это была не она!

Ну конечно закон подлости сработал и сейчас. Это была она. Сердце сжалось в маленький холодный комочек, так захотелось, чтобы кто-нибудь его отогрел. Что ж я вру самому себе, не кто-нибудь, а только она…

Рыжий ангел катался на качеле. Пушистые волосы летали туда-сюда, они были свободны, как и их хозяйка. «На львиную гриву похоже», - вдруг пришло мне в голову. Она была такая лёгкая и женственная, милая и слабая. И не скажешь, что это наивное существо очень сильное и упрямое. Её раскачивал какой-то пацан, а она смеялась, звонко так, весело. Задело. Что это за перец? Новый мальчик? Надо будет отойти поговорить с ним. Он же её совсем не знает, небось, кричит на неё и даже руку поднимает. Я ж ему сейчас подниму, молокососу этому. Стоп, что это я, в самом деле, кто я для неё? Никто! Даже кулачки сжал, ишь ты Рембо в тапках выискался, раньше надо было думать, что уже теперь. Хорошо хоть она не видела моих геройских порывов. И не могла меня видеть – сидела спиной. Может плюнуть и уйти? Да ну их сам, как-нибудь разберусь. Нет, я ж мужик, в конце концов, надо идти. Да и друга подведу...

Я старался подойти как можно незаметнее к ним. Закон подлости опять сработал и я зацепившись за какую-то проволоку громко рявкнул на всю улицу:

- Твою мать!

Все обернулись. Она узнала меня и опустила глаза. Чёрт, надо было не приходить.

- О, а вот и Виталя! – проорал друг, и, не дожидаясь пока я соизволю выпутаться из проволоки начал представлять их - Знакомьтесь: это, как вы поняли, Виталя, а это Тима, Сергей, Ваня, Винт и Киса.

Я машинально поздоровался со всеми, но смотрел только на неё. Какая же она красивая, и не моя… теперь, никогда себе не прощу. А кто тут с ней? Тима – покрашенный в сто разных цветов юркий малый. Сергей – полный, хотя нет, это не полнота, похоже парень не слабо качается. Ваня – блондин с карими глазами, так на неё смотрит. Ещё раз посмотрит, лишится глаза, а лучше обоих. Винт – обычный пацан в зелёной кофте. И это её друзья? Как же она выгодно смотрится с такими убогими друзьями. По0мнится, она их чуть ли не боготворила, тоже мне, нашла, кого боготворить.

- Ну? В чём конкретно проблема? – начал разговор тот, который раскачивал её на качеле.

Красавчик… тьфу! Мускулистый, высокий, блондин, а мозгов, небось, ни на грамульку. И чем это он интересно лучше меня? А, чем? Что сказать нечего? А потому что, ответ очевиден: всем!

- Виталя! – проорал друг, - Ты что оглох? Василёк тебе вопрос задали.

- А ну просто нужно достать кой-чего, для кой-кого… - расплывчато пояснил я.

- Вау! - восхитилась она, - Просто круто! Ну, значит, позвоним кое-кому, скажем кое-что и за это же и огребём по кое-чему. Поконкретней можно?

- Девушка, - вдруг зло сказал мой друг, - Вы тут на птичьих правах, и ничего не решаете. Не соблаговолите ли вы сесть назад на качелю и не мешать знающим людям.

- Слышь ты, баран, оскорбишь Кису – закупайся ритуальными принадлежностями! – почти прорычал тот, кто в зелёной кофте.

- А ты мне не указывай! – огрызнулся друг в ответ, - Что эта Киса, королева Датская что ли, носитесь с ней как с писаной торбой. А может, вы с ней спите все подряд? А? Да-да, похоже так и есть. Приличная с виду девушка, а даёт, кому попало.

Друг явно перегнул палку. На её глаза навернулись слёзы. Сердце ёкнуло. Да как он может так говорить, он же её совсем не знает. Вот гад а!

- Заткнись! – рявкнул я.

Все глянули на меня, вытаращив глаза, друг удивлённо заткнулся, а она лучилась благодарностью. Жизнь бы отдал, чтобы она так смотрела хотя бы ещё несколько секунд. Но она повернулась и молча пошла к качеле. Села на её и как ни в чём не бывало начала раскачиваться. Секунда – и вот опять то ощущение полёта и свободы, опять разметавшаяся львиная грива, опять радость в глазах и по-детски наивное восхищение. Я мог бы любоваться ей вечно. Вот именно, что мог бы… Надо делом заниматься, а то никогда это дерьмо не разгребу.

И мы занялись делом. Кто-то что-то о чём-то как-то говорил, а я почти не слушал. Всё любовался ею, думал о своём, но через полчасика, всё-таки умудрился как-то с ними о чём-то договорится. Всё что я понял, это то что, сейчас мы идём к ней домой, берём какие-то бумаги, она с кем-то из нас (Господи ну хоть бы со мной) остаётся дома, а остальные идут договариваться к одному кенту. Часов в десять все опять приходят к ней. Нормальная идея.

- Ну что, погнали? – задал я глупый вопрос.

- Погнали! – ответили все кроме неё.

Жаль. Я хотел, чтобы это сказала именно она. Но Киса просто молча затормозила качелю, слезла с неё, взяла со скамейки сумочку и равнодушно пошла в сторону улицы Сыдько. Все пошли следом. Было как-то стрёмно идти за ней, и я пошёл рядом, правда на четверть шага впереди. Я шёл с видом самого независимого мужчины на земле, и именно этим самым видом несколько секунд спустя, пропахал асфальт. Довыпендривался. Пацаны заржали, она слегка улыбнулась, но хоть не засмеялась. Спасибо и на том.

- А долго нам идти? – спросил я, морщась от боли в коленке.

- Порядком, - ответила Киса.

- Холодно то как, - всё не унимался я.

- Так бывает, особенно поздней осенью, - без эмоций произнесла она.

Вау! Пообщались. И о чём дальше говорить. Ещё несколько секунд я молча смотрел себе под ноги. Надо было поддерживать разговор.

- Хотите анекдот? – поинтересовался я.

Правильно, когда нечего говорить, лучше трындеть ни о чём.

Я начал рассказывать анекдот, но. видя что она не слушает, где-то к середине полностью забыл о чём говорил.

- О чём это я рассказывал? – решил поинтересоваться я.

- О евреях, – совершенно справедливо заметил толстый.

- Да! – шокировало меня, - И какого хрена я рассказывал о них?

- Ты рассказывал о них анекдот, - поразил меня своим замечанием блондин.

- А… - сказал я.

На этом моя словесная тирада закончилась. Я опять начал изучать асфальт у себя под ногами. Все удивлённо смотрели на меня, вероятно требуя продолжения, но мне, если честно, было пофиг. По одной простой причине – ей тоже было пофиг.

Она с удивлением покосилась на меня, отвела взгляд, опять покосилась, опять отвела. Хватит пялиться – понял я, и с самым независимым видом начал изучать свои кэмы.

Мы подходили к её району. Странно, я даже не знаю дома, в котором она живёт. Дожился, провстречался с ней полгода и даже не знаю, где она живёт. Пока я усиленно думал. Даже рожу скорчил умную, но, наверное умной она казалась только мне, потому что, все как-то испуганно на меня косились. Мы подошли к какой-то девятиэтажке. Она уверенно зашла в первый подъезд, набрав код домофона.

В темноте мы медленно поднимались к лифту. Мне почему-то захотелось, чтобы она споткнулась, а я бы придержал её. Пока я так мечтал, моя нога совсем не по-товарищески зацепилась за ступеньку. Несправедливо! Зацепилась нога, а больно носу.

- Даже по лестнице ходить не умеешь, - вздохнул друг, - Брат, что с тобой, я тебя не узнаю.

Я не ответил. Этот закон подлости явно хочет меня доконать. Я решил лишний раз его не провоцировать, просто молча стоял и ждал лифта. Да где ж можно так долго ездить! Уже полчаса ждём, быстрей нельзя? Наконец двери лязгнули и распахнулись, мы зашли внутрь. Лифт тронулся, мы благополучно доехали до седьмого этажа и дружно выползли из этой тесной коробки.

Её дверь была железной, с насыщенного вишнёвого цвета обивкой. Я запомнил номер её квартиры, так на всякий пожарный. Она вытащила ключик и ловко открыла верхний и нижний замки. Мы вошли внутрь.

- Праходьте, - вежливо предложила она.

Её друзья разулись, по-хозяйски зашли в зал и развалились на диване и кресле. Мы с другом тоже последовали их примеру. Нас сразу же предупредили, чтобы никто не садился в кресло возле телевизора.

- Почему? – спросил я.

- Это её законное место, она никому не разрешает сидеть в нём, – ответил Ваня.

- Понятно, - отвлечённо ответил я.

Пришла она, одетая в лёгенькую жёлтенькую маечку и серые спортивные штаны. Волосы она собрала в пучок. Переоделась.

«Девушка, которая в любой одежде выше всяких похвал» - вдруг пришло в голову мне.

Она гордо прошествовала мимо нас и с ногами устроилась в любимом кресле. Включила DVD, поставила диск с музыкой. Металл – необычное музыкальное направление для девушки, хотя в принципе она слушала абсолютно всё. Наверное, это и есть меломания.

- Вы уже решили, кто пойдёт к Газару? – спросила Киса.

- Да, все мы и кто-то из этих. Пускай сами решают кто, - ответил Тима.

- Давай я, - предложил мне друг, - А то ты сегодня что-то не в себе. Ещё ляпнешь чего-нибудь не того.

- Добре, - без особого энтузиазма согласился я.

А внутри меня уже закипал вулкан чувств, и клокочущими потоками извергались эмоции. Мирится – теперь или никогда, я буду с ней – или не буду никогда. Страшно. Вдруг пошлёт? А, всё равно терять нечего, да уходите же вы все скорее, уже терпеть не могу. Хочу прижать её к себе, поцеловать, хочу, чтобы она была только моей... но сначала нужно извиниться. Это-то как раз таки самое сложное: что я ей скажу? Вот, уходят, наконец-то. Ну, быстрей, быстрей! Блин ботинки зашнуровывать, не умеем что ли, могу научить ободряющим пинком под зад. О, испугался, так мигом зашнуровал.

- Пока, - попрощались они.

- Пока-пока, валите быстрей, - очень вежливо высказался я, сверкая голодными глазами.

Они как-то странно на меня посмотрели, но ничего не сказали. Киса закрыла дверь, пошла в комнату и села на кресло. Я сел на диван. Открыл рот, и закрыл его. Что говорить-то, как язык отвалился – говорить не могу. А надо.

- Олька, - выдавил я, наконец.

Она повернула голову и вопросительно посмотрела на меня. Супер. Фраер – ты привлёк её внимание, а говорить что будешь, а? Главное не молчать.

- Сядь, пожалуйста, со мной, мне надо тебе одну вещь сказать – неуверенно продолжил я.

Она поднялась, медленно подошла ко мне и села рядом. В нос ударил запах её духов, такой родной и любимый, домашний запах. Но нужно говорить, а не нюхать и я начал вдохновенно вещать:

- Олька, как у тебя дела, - начал я и мысленно выругался. Что я несу!

- Нормально, - вежливо ответила она.

- Я не могу без тебя, - сказал я и испуганно захлопнул рот.

Вот чёрт. Так и знал. что что-нибудь ляпну не то. Как она отреагирует? Может я ей не нужен, может она меня терпеть не может, может, она так старалась меня забыть? А я тут лезу со своими признаниями. Она должна меня простить, просто потому, что я люблю её, люблю. И она любит, любила, а может уже ненавидит. Она же умная, и знает, что изменил я ей по пьяни. Не хотел, а получилось. Ну, давай же скажи что-нибудь. Молчит. Надо опять мне говорить.

- Прости меня, а? Ну, пожалуйста. Я ведь не специально, я пьяный был. Я ведь люблю только тебя, и никто мне не нужен кроме тебя. Я никогда никого так не хотел и не любил. Ну, Олька, ну пожалуйста, - умолял я.

Она посмотрела на меня как-то устало и безучастно, как будто ей всё равно. Но ей не может быть всё равно, она ведь меня так любит, любила. Ну, скажи, скажи хоть что-нибудь.

- Всё сказал? - спросила она.

- Ну да вроде, - стушевался я.

- Ну, значит теперь моя очередь. Ты ведь даже не представляешь, как я тебя любила. А как мне больно было, как я плакала? Ты же не знаешь. Да я чуть пережила тот случай, едва успокоилась, а ты просишь простить тебя. Не прощу, не могу простить, слишком больно...

На её глаза навернулись слёзы. Она не стеснялась их, просто плакала и смотрела куда-то на стену. Я обнял её, в порыве любви, она попыталась отстранится, но я не отпускал. Сейчас ничто не заставит мен отпустить её.

- Отпусти меня, пожалуйста, - тихо, но уверенно попросила она.

- Не могу, Солнце, не могу отпустить. Ты мне так дорога, я боюсь потерять тебя навсегда.

Она посмотрела мне в глаза, грустно так посмотрела.

- Ты уже потерял, - спокойно произнесла она.

- Нет, нет не может быть этого, - почти выкрикнул я, - Я же так люблю тебя, понимаешь люблю. Зачем ты так со мной? Я понимаю, что заслужил это, но я не смогу без тебя. Я люблю тебя больше жизни, Солнце!

Я начал её целовать. Грудь, шея, щёки, губы. Она не отвечала, просто лежала, как обречённая. Я знал, как ей нравятся поцелуи в шею, но сейчас она была так равнодушна к ним. Я целовал её губы, уже не требуя ответа, просто целовал их. Я помню, как нежно и ласково она отвечала на мои поцелуи раньше.

- Прости, прости, прости, прости, - твердил я в перерыве между поцелуями.

Она молчала. Но вдруг как-то забито и тихо всхлипнула, мягко отстранилась от моих губ и с рёвом уткнулась мне в грудь. Она рыдала в голос, не таясь, не стесняясь своего слабого порыва. Просто пыталась выплакать боль и обиду, горечь и соль. Я гладил её по голове и что-то успокаивающе бормотал. Наконец она стала понемногу успокаиватся, как гора с плеч.

- Не плачь Олька, - нежно попросил я.

Она улыбнулась, как давно я не видел её красивой и чистой улыбки.

- Я люблю тебя, - чуть прошептала она, - Но мне тяжело простить тебя, слишком больно.

- А ты постарайся, - прошептал я, впиваясь в её губы.

Она ответила. Как всегда как-то по-своему не как все. В её поцелуе нежность и забота, ласка и страсть. Так целовалась только она, и это самый хороший поцелуй на свете. Мне сразу так легко стало на душе, так хорошо, и я чувствовал, что и ей тоже. Я потерял счет времени, и даже не удивился бы, если прошло больше двух часов.

- Пусти, - мягко отстранилась она, - скоро эти должны прийти.

- И пусть приходят, - спокойно ответил я.

- Нет, - сказала она. освобождаясь из моих объятий. - Я не хочу, чтоб они видели.

- Ладно, - погрустнев, сказал я, и нехотя убрал руки.

Не успел я это сделать, как дверь кто-то уверенно открыл. Я слышал, как кто-то разувается и уже через секунду этот кто-то оказался в комнате. Это был мой друг.

- Пошли, - сказал он, - Они уже ушли. Все в порядке. Ты пока одевайся, а я пойду в машину грется.

- Куда? - удивился я.

- Денис приехал, подбросит до дома. Давай быстрей.

- Добре счас буду, - буркнул сквозь зубы я.

Друг вышел из квартиры, а я обнял её.

- Мне надо идти, но я могу приехать к тебе завтра. Хочешь? На весь день, только к тебе.

- Хочу, - улыбнулась она.

- Тогда я пойду, завтра увидимся, - сказал я и нежно поцеловал её, - Пока.

- Пока, - тихо попрощалась она.

Я вышел из подъезда. День уже не был таким серым, даже небо ярче стало. Внутри меня всё лучилось и искрило ярким светом. "УРА!"- хотелось крикнуть мне изо всех сил, но рядом стоял мой друг и я нехотя задавил в себе этот порыв.

- Ну что, поехали? - спросил друг.

- Ага, - отвлечённо буркнул я.

- Ты какой-то странный сегодня, что с тобой?

- Устал, - вздохнул я.

Он промолчал. И я был ему благодарен за это.

Мы отъехали. И я ещё долго чувствовал спиной её взгляд...

* * *

Она с самого утра не находила себе места. "Уже одиннадцать, интересно когда он позвонит, одиннадцать ноль-одна, ну когда же, когда! Одиннадцать ноль-четыре...", - вот о чём думалось ей. Он не звонит. Плохо. Всё рушится, не успев толком построится. Надо пойти и хотя бы привести себя в порядок.

Она провела перед зеркалом часа два. Красилась, укладывала причёску, делала маникюр и ещё много всего. Звонка всё нет.

"Уже пол-второго, надо ему позвонить". Рука её несмело потянулась за телефоном, палец уверенно набрал знакомую комбинацию цифр. Рука, дрожа поднесла телефон к уху. Пересохло в горле. Заколотилось сердце.

Гудок...третий...шестой. Рука безвольно опустилась. Стоп, может он просто взять не может, перезвоню-ка я ему через полчаса...

И ещё через полчаса...

"Дура, просто ДУРА", - напоследок промелькнуло в мозгу. И она горько расплакалась. Она ревела от души, постепенно впадая в истерику, чтобы через час изрядно вымотаться и провалится в пустое небытие сна. Туда где нет реальных проблем, туда, где можно найти ответ на любой вопрос, где сбываются самые сокровенные и нереальные мечты.

* * *

Боль. Ноющая боль во всём теле. Судорога. Яркий свет. Моя комната. Друзья стоящие вокруг кровати. Врач. Подушка в крови.

- Сколько время, - испуганно вскочил я и тут же пожалел об этом. Каждая клеточка моего тела отозвалась болезненным воплем.

- На вашем месте, молодой человек, - сказал врач, - я бы спросил какой сейчас день. Вы были без сознания больше суток.

- Суток! - опять вскочил я, и снова был наказан за свою непробиваемую тупость новой волной боли.

- Как вы, наверное уже поняли, - спокойно продолжал доктор, - вам лучше сейчас особо не шевелится. И поберегите нервы, вам же самому потом будет лучше. А я пожалуй пойду, все рекомендации я оставил вашим друзьям, если станет плохо - вызывайте скорую. До свидания.

- До свидания, - нестройным хором ответили друзья.

Доктор вышел из квартиры, я молча слушал, как звук его шагов постепенно стихал.

- Дайте мой телефон, - попросил я.

Друзья мне молча протянули мобильный. Четыре пропущенных от неё. Блин. Я несколько минут смотрел на телефон, прежде, чем осмелится нажать первую цифру...один...., что я ей скажу...шесть...два...как объясню...девять...два...семь...а вдруг слушать не захочет...семь. Я гипнотизировал взглядом дисплей, на котором высветился такой родной и знакомый номер моей любимой. Вызов. Прошло, наверное гудков десять прежде чем я понял, что она не поднимет. Никогда больше не поднимет. Теперь я для неё просто подонок, врун и сволочь.

Я отвернулся к стенке. В глазах неприятно защипало, так и норовила выкатится скупая мужская слеза, а за ней ещё одна, и ещё одна. Друзья испуганно переглянулись:

- Виталя, ты чего?

- Идите отсюда, я хочу побыть один, - рыкнул на них я.

Рыкнул и тут же пожалел: они-то, в чём виноваты? Это я всё, Я. Непробиваемый дундук. И нужен мне был тот махач, а? Спрашиваю, нужен или нет? Конечно нет...А теперь я действительно остался один...Один. Один.

Я повторял это слово вновь и вновь, пока не забылся сладким и спокойным сном.

1897
Комментариев: 0
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке