Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-07 21:22:31 от Гость
что написать парню на отношения 11 месяцев приятное?? ... Подробнее
Последний комментарий
История : Яркая ты бабочка души моей...
2 минуты назад2016-12-08 05:09:58 от Арийка***
21694Земляничка ,Silvana, спасибо))) Все комментарии67617
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
Комедия
вчера в 12:41:152016-12-07 12:41:15
Любовь это безумия
05 декабря в 06:58:47
Любимый брат мужа
04 декабря в 21:17:22
На работу к папе
03 декабря в 16:30:38
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Сериалы смотрим?  ( 1 2 )
27 ноября в 16:31:08
опустить на главную
24 ноября в 07:57:38
Проза - Отрывок из книги о моей биографии. Стоит ли писать дальше?
Проза : Отрывок из книги о моей биографии. Стоит ли писать дальше?     

Теплым, летним пятничным вечером я играла в своей комнате в поезд. Для этой игры я смастерила себе паспорт с фамилией Буркхард, такой же сделала игрушечному пупсу. По сюжету мы с сыночком ехали к папе, Гедеону Буркхарду. Это был темноволосый, высокий, кареглазый мужчина с шикарной улыбкой. Всемирную известность он получил благодаря одной из главных ролей в сериале «Комиссар Рекс». Я не пропускала ни одной серии с ним, собирала всю информацию в огромную папку, а на стол поставила его фото из газеты в красивой рамке. Это была первая настоящая любовь. Когда смотришь на него, казалось, что душа превращается в маленького пушистого котенка и играет с мячиком, легонько царапая тебя изнутри. Я часто думала о нем перед сном, представляла картину нашего знакомства. Однажды мне даже приснился про него сон.… Вот мы в его шикарной квартире, в бело-металических тонах, там же, не понятно по какой причине находится моя бабушка, и пытается не дать мне приблизиться к нему. Но я проворно уворачиваюсь, и бегу со своим принцем целоваться в ванную. Нет, продолжения не последовало, этому помешал будильник, но кто знает, что было бы во сне после этого.
Когда мы с пупсом Федей сидели в импровизированном купе и рассматривали мной же придуманное меню громко зазвонил домашний телефон, и я предвкушая голос одной из подруг, кинулась к аппарату прямо в чем была, в красной футболочке и трусиках. Так и оказалось, на проводе Светка.
- Здравствуйте, Сашу позовите, - выпалила подруга на одном дыхании.
-Это я, привет.
-Слушай, пошли на стадион на коньках кататься, но мои родоки, - так она называла родителей, - не могут сегодня, попроси папу.
Следует пояснить, что кататься на роликах мы предпочитали вечером, и кто- нибудь из родителей обязательно должен был нас сопровождать. В то время все ужасно боялись всевозможных маньяков, и почему то считали стадион у школы главным их рассадником.

Отчим Дмитрий Прохорович согласился пойти с нами, но через час. Мотивировал он это желанием отдохнуть после рабочего дня. А мне, как всем маленьким девочкам, у которых в пятой точке шило хотелось отправиться на прогулку как можно скорее. Я поразмыслила, и решила пойти одеться, и всем своим видом намекать на полную готовность хватать ролики и мчаться по асфальту к заветному корту. Выбрала летние белые джинсы, и светлую кофточку. А поскольку телевизор был только один, в зале, и по совместительству спальне родителей я туда и направилась с целью скоротать время. Дмитрий Прохорович лежал на диване в спортивных трениках синего цвета с вытянутыми коленками, которые было принято носить с майкой – алкоголичкой. Но вопреки стереотипам он предпочел майке футболку. Мама купила ему её вроде к какому то празднику. Шмотка была далеко не обычной, цвет имела желтый, и при нагревании меняла его на оранжевый. Меня это забавляло, и когда отчим её надевал я дышала на необычную ткань и очень радовалась появлению в этих местах рыженьких кружочков.
-Сашенька,- позвал он меня,- иди полежи со мной, тоже отдохни дочка.
Диван был раскладной, советской закваски, с ярко синими декоративными подушками. Эти самые подушечки шили мы с мамой, пытаясь внести как можно больше домашнего уюта в наше
семейное гнездышко. Отчим лежал под пледом, укрывшись примерно по грудь. Надо сказать, что фигура в его 40 с хвостиком была вполне сносная: еще просматривались кубики когда то накаченного пресса, сильные мужские руки, ноги, как раз такие, какие привлекают большинство женщин. Слегка кривые и волосатые. Аккуратная попа, нос с горбинкой и усы, которые он никогда не сбривал. Дополнял образ приличного размера половой член, который весьма явственно просмативался даже в инертном состоянии.
У моего отчима был а бывшая жена по имени Наталья, двое детей от первого брака. Супруга, та еще стерва видимо устраивала ему в прцессе семейной жизни небо в алмазах, благодаря чему Димтрий имел пристрастие к алкоголю. С оным он боролся не оригинальным путем – кодировнаием. Прибегал он к этой негуманной мере раз 7. А как известно ни одно так другое. От пагубного пристрастия к горячительным напиткам он более менее абстрагировался, но появился у него другой порок, куда более страшный и социально опасный нежели безудержное пьянство.
Я легла на диван, залезла под плед. Как же хорошо что у меня есть папа, пусть не родной, но все таки любимый и заботливый, - думала я. Нос учуял запах алкоголя, который не выветривался и поддерживался новыми возлияниями уже около двух недель. Дмитрий Прохорович обнял меня и закрыл глаза. Я подумала если он сейчас уснет, то ролики, подруга и вечерний теплый воздух, пропитанный летними ароматами сегодня отменяются. Отчим мирно засопел, а я уткнулась носиком в его плечо, пахнущее специфической туалетной водой. Где то случайно почувствовав этот запах сейчас по телу пробегает дрожь, но совершенно не приятная. Даже какая то отвратная. Вдруг его рука медленно поползла по моей ноге вниз, потом так же плавно вверх. Очень смешанное чувство страха, отвращения и как ни странно возбуждения. Но не обычного, а просто своего рода кайф от запретного, горько-сладкого плода. Я лежала рядом с ним и молчала, в голове не было никакой конкретики. В глубине души я понимала что это не правильно, и так не должно быть. Дмитрий Прохорович к сожалению не имел навыка телепатии, и мои мысли остались при мне. В то время как рука его оказалась тоже почти при мне. Все так же с закрытыми глазами он двигал пальцем по шву моих джинсиков. А шов, надо сказать, находился в самом пикантном месте женского тела.
Какая то неведомая сила, в последствии я назвала это стыдом и страхом, заставляла молчать и не двигаться. Уже во взрослом состоянии я объективно понимаю: будь я чуть старше, хотя бы года на три, ударила бы чем нибудь тяжелым. Все таки инстинкт самосохранения, как физического здоровья, так и морального присущ всем. Но на тот момент, в голову восьмилетней девочки почему то не пришла простая, как три рубля, идея. Закричать, поцарапать, может и ударить. Хотя, последствия сих поступков могли бы оказаться весьма и весьма плачевными. От человека с проблемной психикой появлению отклонений способствовала систематическая кодировка) можно ожидать всего. Поговорка гласит, психам надо потакать. Видимо я ощущала это на интуитивном уровне.
Отчим продолжал трогать мое тело руками, при этом достаточно талантливо прикидываясь спящим. Я пошевелила ногой и наткнулась на что то большое и неестественно горячее.
В тот вечер он ограничился банальными поглаживаним, причем через джинсы. В обещенное время, как ни в чем не бывало он пошел с нами на корт, взял бутылку пива и наблюдал сидя на каменном ограждении. Естественно подруге я ничего не сказала, но я чувствовала что стала какой то другой. Не хуже, не лучше. Просто другой.


Когда мы пришли с корта, мама была уже дома. Она жарила блины, и была, как мне показалось, вполне счастлива. Маленький кот бегал рядом, хитро заглядывая нам в глаза.
- Как покатались? Как Света? Все хорошо, родные мои?
-Да Верунь, все хорошо, девочки даже ни разу не упали, и гоняли с очень пристойной скоростью,-ответил отчим.
-Отлично, покушаем и ляжем спать.
Во время ужина ничего примечательно не произошло, я пошла спать, пожелав всем членам семьи спокойной ночи. Тогда еще это была семья. Мама как всегда оставила свет в коридоре. Я боялась спать в темноте и поцеловав меня, ушла. Перед сном я всегда читала молитву, при чем делала я это очень интересно. Знала, как и сейчас, только «Отче наш», и повторяла её за маму, за папу, бабушку, тетю, двоюродную сестричку и еще кучку родственников. Занимало это уйму времени, но тогда мне его было на это не жаль. Далее надо было обязательно помечтать, придумать еще одну вариацию знакомства с Гедеоном Буркхардом.
Через час после моего фактического отхода ко сну в дверь, как слизняк, просочился отчим. Он присел рядом с кроватью, и отодвинул игрушки, с которыми я спала. Положил руку на меня, и опять закрыл глаза, как будто бы сидя спит. Вторая рука оказалась под одеялом, нащупала животик, а потом трусики. Он прикосался ко мне так же как и в первый раз, но сейчас это было не долго. И, к сожалению, уже почти привычно. Ничего не сказав он ушел. Но начало этому кошмару было уже положено, и не видя должного сопротивления он становился напористей и наглее в своих мерзких действиях.

Следующий день прошел без подобных, и прочих проишествий. Я погуляла с подругами, почитала. Но все случившееся наложило на мою личность своеобразный отпечаток, внутренний мир резко изменился, и сейчас я понимаю, что в отрицательную сторону.
Утром я проснулась, мама была уже на работе. Дома были только я и отчим. Анализируя вчерашний день, я предположила, что подобных вещей больше не случится. Как же я тогда ошибалась. После пробуждения я по привычке пришла полежать в кровати родителей, и уже находясь там, поняла что с отчимом мы вдвоем и вспомнила те страшные события. На этот раз, как мне показалось, он был действительно сонным. Я почувствовала его руки на своем теле, и вместе с ними очень противные мурашки, которые потом появлялись очень часто. Он целовал мне шею, потом резко спустился ниже. Мои коленки инстинктивно сжимались, пытаясь защитить самое дорогое что есть у каждой женщины. Отчим был намного сильнее и в то утро он первый раз сделал мне кунилингус. Чувства были очень смешанные, остался стыд и страх, но к этому прибавилась что то новое? Пока не изведанное для меня. Это была тяжесть на душе, такая длинная, скользкая, липкая и очень противная.
Сначала это происходило раз в два три дня, и за это время я успевала абстагироваться от стресса. Дальше – больше. Когда мама уходила на работу, в магазин или к соседке. После он стал это делать даже когда она была в ванной.
Года через пол он как обычно пришел в мою комнату, залез под одеяло, намеревался стянуть с меня трусики. А меня как душем холодным окатило, я сильно сжала мыщцы ног, отталкивала его руки. Мне показалось что сейчас произойдет то, к чему он все это время шел по средствам оральных ласк и прикосновений к разным частям моего тела – непостредственно сам половой акт. Но он опустился ниже, показывая желание поработать языком и произнес сакроментальную фразу: « Ну что ты, тебе же это нравиться». Волна возмущения, негодования и банального непонимания прокатилась от кончиков волос до пяток. Как он может так думать? Неужели он действительно считает все это нормальным и естественным? В тот день он ушел так и не получив того что хотел, и как ни странно, обиделся. Его неприятно удивила такая реакция.
Так тянулись два года. Было очень страшно оставаться с ним одной дома. Его не смущали ни бабушки, периодически гостившие у нас, ни его дети от первого брака, находившиеся в другой комнате. Он просто накрывался пледом, гладил меня уже без трусиков и отлизывал с настойчивостью, достойной лучшего применения. Эти действия совершались им не только в пьяном состоянии, но и в редкие периоды трезвости.
Развязка всему наступила когда мне было одиннадцать. Тот день я до сих пор помню в деталях. За три года безобразия я ни разу не видела его член, только чувствовала через одежду практически всеми частями тела. Днем мы смотрели телевизор, лежали все вместе на диване. Я у стеночки, отчим по середине и мама с краю. Он гладил меня пальчиком через трусики. И как мне показалось другой рукой ласкал маму. Она, естественно о его действиях в отношении меня не догадывалась. Я ждала подругу, с которой собиралась пойти погулять. Минут через тридцать мама ушла в магазин, Дмитрий Прохорович моментально снял нижнюю часть одежды и повалил меня на диван. От ужаса у меня началась истерика, я плакала, била его кулаками. Весовое приимущество было у него, и я как в тумане понимала что сделать ничего не смогу. Его остановил звонок домофона. Я быстро открыла подъезд подруге Карине, вскочила в тапочки и вылетела в подъезд. Мы поднялись на второй этаж.
- Саш, что с тобой?
-Все хорошо, торопилась очень вот и запыхалась, - ответила я.
-Не ври мне, что то случилось, я ведь вижу, - настаивала Кара.
У меня больше небыло сил держать это в себе, я жила с этим три года. Глаза наполнились слезами, а через минуту они уже градом катились по щекам.
-Карин, мой отчим он…он пристает ко мне. Уже давно. Я никому не могла рассказать, мне очень страшно. Что будет дальше? Что мне делать? Я боюсь его.
Подруга ничего не говоря прикурила сигарету, сунула мне в рот, взяла меня за руку и отвела в ближайший пункт милиции.

22347
Комментариев: 2
Гость
Гость

20 февраля 2012 14:35:23
2012-02-20 14:35:23
Ты хорошо пишешь, продолжай.... но история эта очень жуткая
Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
Андреевна
7933 Андреевна
Андреевна offline
Репутация : 26110
Комментариев 472 20
20 февраля 2012 20:55:04
2012-02-20 20:55:04

Спасибо, это маленький отрывочек. сейчас пишу начало, конкретно о раннем детстве. В итоге будет много и жуткого и веселого.{#}

Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
– Я сошёл с ума. - Боюсь, что да. Совершенно свихнулся, но открою тебе секрет: безумцы всех умней. ©