Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-03 13:29:26 от Гость
Здравствуйте мы смужем вместе 12 лет. есть двое детей. было всякое но последнее время стала очень мучить проблема отсутствия работы у мужа я работаю. в начале отношений училась потом была в декрете но потом постоянно работала чтобы ни случилось и как ... Подробнее
Последний комментарий
История : Благодарные родственники
16 минут назад2016-12-05 01:20:25 от Silvana
23007Знаете, иногда чрезмерное внимание и подарки ставят в зависимость и могут даже ставить одариваемых в неловкое положение. Когда человек не может Вам ответить тем же, он испытывает не восторг от подарков, а чувствует порой свою несостояьельность. Вы написали, что не хотите своих детей. Отчего же такая ... Все комментарии67577
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Истории о любви
Любимый брат мужа
вчера в 21:17:222016-12-04 21:17:22
На работу к папе
03 декабря в 16:30:38
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Комедия
27 ноября в 16:31:09
Сериалы смотрим?  ( 1 2 )
27 ноября в 16:31:08
опустить на главную
24 ноября в 07:57:38
Лев
23 ноября в 17:13:44
Истории о любви - Четвёртая вещь
Истории о любви : Четвёртая вещь     «Три вещи есть в мире, непонятные для меня, и четвёртую я не постигаю: путь орла в небе, змеи на скале, корабля среди моря и путь мужчины к сердцу женщины.» Кто я? Милая и деловая девушка, озабоченная только своей работой. Я хотела, чтобы меня видели такой. Секрет успеха прост – расположи к себе людей и они сделают то, что Ты хочешь. Люди хотят, чтобы их слушали и я слушаю. Соглашаюсь и улыбаюсь. Смеюсь над их шутками. Они называют меня обаятельной. И его я слушала не менее внимательно, хотя он сразу же стал ставить меня в тупик неожиданными вопросами. Я не понимала, говорит ли он серьёзно или издевается надо мной. Впрочем, и сейчас я этого иногда не понимаю. Я старалась ему понравиться, но мне всё равно казалось, что я его чем-то раздражаю. Ну да и Бог с ним, думала я, отъезжая от здания. Для следующей встречи я была во всеоружии - джинсовая короткая юбка открывала мои длинные загорелые ноги гораздо больше, чем позволяли приличия, но жара, царящая на улице, оправдывала всё. Город плавился и горел до заката… Но он… он смотрел на меня, но не видел – сквозь, вдаль и я никак не могла поймать его взгляд. Я поймала его позже. Осенью. Ранней, чудесной осенью – астры, звёзды, начинающие опадать листья. Я шла в кафе, а он подъехал к сервису, и я подошла к нему поговорить. Просто так, без особой цели. И наконец-то поймала его глаза, и улыбнулась, как своему любимому, вложив в эту улыбку всю радость того солнечного утра. ..Вскинула ресницы и стою И течёт Твоя душа в мою… Тогда-то он в первый раз увидел меня по-настоящему. Ещё много раз после того, он будет смотреть мимо и вскользь, но в тот миг я знала, что он всегда будет меня видеть. «…Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.» В тот день я искала помощи. Мои рисунки были ужасны, я только ещё не понимала, насколько. Я продумывала один вариант за другим, но не находила решения. В такие моменты я полагаюсь на интуицию. И она привела меня к нему. И именно в тот день я в первый раз увидела его. Он говорил мне правду и рисовал, чертил, чёркал… а я смотрела и откровенно им любовалась. Всё время, пока мы общались до того момента, он будто бы спал, или витал где-то, но сейчас… столько жизни и столько огня! Я сидела и слушала, а внутри меня в тугой виток скручивалась пружина. «Я могу научить Тебя рисовать, если хочешь… если не передумаешь. Я уезжаю, а когда вернусь, приступим.» Пружина в последний раз вздрогнула и начала распрямляться. Часики затикали. Я звонила ему через пару недель, обсуждала работу, а потом вдруг, тщетно пытаясь скрыть нетерпение, спросила – может Ты уже приехал? О, я слышала его улыбку даже по телефону… И вообще, говорить с ним по телефону само по себе было испытанием – я тонула в нём, как в тягучем кофейном сиропе. Сладкая горечь, бархат и сталь, он весь был соткан из противоположностей. Наши уроки рисования… я старалась, как могла, на них сосредоточиться. Это было прекрасно. Это было невыносимо. Я смотрела на рисунок, а видела его руки. Иногда он садился рядом или наклонялся указать на ошибку, и был так близко. Я вдыхала запах его одеколона и пыталась угадать, какие на ощупь его волосы. Я падала в омут своих желаний и выныривала обратно в реальность. Было страшно, что он заметит это и решит, что я поверхностная и невнимательная. И я усердно старалась концентрироваться только на рисовании. Я замерзала. Хоть я и умею сохранять лицо, не выдавая себя мимикой или интонацией голоса, но моё тело живёт по своим законам. Если я нервничаю – я мёрзну. И чем больше я хочу казаться спокойной, тем сильнее дрожу от холода. А как же я могла не мёрзнуть, когда напряжение между нами росло день ото дня. Он был непроницаем. Абсолютно. Иногда, нечаянно повернувшись, я ловила его взгляд. Он разглядывал меня, как диковинное животное, как что-то чего тут быть не должно. И я смущалась. А потом вдруг попросила погреть мне руки. Он в первый раз взял мою ледяную ладошку в свою и стал отогревать – дыханием, своим теплом. Я поражалась, насколько горячими были его руки. Это было так приятно, что я отвела глаза. Они бы выдали меня, как и краска, заливающая щёки. «…Ваш маленький Кай замёрз, О, Снежная Королева…» На прощание он внезапно выдал мне эту фразу, которая врезалась мне в память – …я и так непозволительно часто о Тебе думаю. Как гром среди ясного неба. Через два удара сердца я тоже смогла выдавить из себя нечто – а Ты не думал о том, что я не против этого? Чуть ли не в спину, непослушными губами, тихо. Так тихо, что он даже и не разобрал, что я ответила. Он вообще часто говорит Фразами. Не просто фразами, а Фразами. Лаконичные и простые, прекрасные в своей простоте. Мне остаётся только цитировать. «Спасибо, за то, что Ты есть» - это по телефону на следующий день. Как выстрел. Я вздохнула и выпустила на свободу свои мысли. «Белой бумагой, серыми карандашами Ты сделал мою жизнь красочней. Ты мне нравишься таким, какой есть.» Зажмурилась и нажала кнопку Отправить. В тот момент мне было всё равно, что он подумает обо мне – я должна была это сказать. Это было так, будто вода лилась в сосуд и наполняла его. Наполнила до краёв. И его слова были той каплей, которая упав, заставила эту воду пролиться через край. Я помню наш первый поцелуй. Он сидел напротив и говорил. До того он сказал, чтобы я остановила его речь, если мне что-то не понравится. Мой милый снайпер. Он попал опять-таки точно в цель. Я считала, и буду считать честность и откровенность признаками сильной личности и одними из лучших качеств в людях. Как же я могла прервать его монолог? Он говорил, а я делала вид, что рисую. Сидела с прямой спиной, и это было невыносимо. А потом он убрал мольберт и взял меня за руки. «Извини, сегодня я не буду Тебя целовать». Опустился передо мной, и я спросила – можно? И провела рукой по его волосам. Они были мягкими, не такими, как я ожидала. «Хорошо, не целуй» - и наклонилась. Коснулась его лба своим. Нет, я не провоцировала его на поцелуй, просто всё во мне требовало прикосновения. Дотронуться – ощутить тепло, убедиться, что он не плод моего воображения, а человек из плоти и крови. И вот тогда он встал, увлекая меня за собой и наши губы встретились. Я знала много поцелуев – быстрых, спокойных, страстных, нетерпеливых. Но так меня целовали в первый раз. Он не пытался покорить меня или взять верх. Просто узнавал – невыносимо нежно, невыносимо медленно. Я отвечала ему, затаив дыхание, боясь нарушить эту эфемерную связь... Он поцеловал меня и уехал. А я осталась ждать. Он всё время уезжает и возвращается. И поэтому моя жизнь теперь делится на промежутки – когда он есть и когда я его жду. «…Вот, например, если ты будешь приходить в четыре часа, я уже с трех часов почувствую себя счастливым. И чем ближе к назначенному часу, тем счастливей. В четыре часа я уже начну волноваться и тревожиться. Я узнаю цену счастью!..» Я стала делать то, что хорошо умею – я стала писать ему письма. Мои пальцы, как бабочки, порхали над клавиатурой, выстукивая одно письмо за другим – смешные и грустные, забавные и серьёзные. И они летели к нему, мои электронные ласточки, донося до него мои мысли и чувства. Я не помню, как мы оказались в той гостинице. Я была как в тумане, меня вела жажда – я хотела до него дотронуться. Это не было похоже на любовь, описанную в дешёвых женских романах, никакого: «он взял её руку в свою, и её телу прошла сладостная дрожь». Нет. Он волновался чуть ли не больше меня самой. «Положи меня, как печать…» Он гладил моё тело, и оно оживало там, где касались его ладони. Позже, когда моя черноволосая головка уютно покоилась у него на плече, я думала о том, что это совершенно правильное ощущение. Что только так и должно быть – будто я вернулась домой. «…как печать на сердце Твоём, как печать на мышце Твоей, как перстень на руке Твоей… » Не хочу вспоминать то, что было после. Он знает, я знаю, этого достаточно. Долгих две недели я его не видела. Я просыпалась с его именем и засыпала с ним же. У него красивое имя, я ему об этом говорила. И сейчас оно для меня – один из самых чувственных звуков в мире. «Имя твоё - птица в руке, имя твоё – льдинка на языке, Одно-единственное движенье губ, имя твоё – шесть букв…» Четвёртая вещь, которую не мог постигнуть даже царь царей Соломон – путь мужчины к сердцу женщины. Каждый прокладывает свой. То, что он уже в моём сердце, я осознала только тогда, когда потеряла его. После очередной ссоры и трёх томительных дней тишины я позвонила ему первой. Предварительно выпив для храбрости, я припарковала свою машину на обочине улицы, нашла его номер в телефоне и нажала Звонить. «… Кровь неровно стучится в венах…» Услышав его голос в трубке, я еле смогла произнести: «Мне плохо… мне плохо без Тебя». Пауза. Он ответил, и мы стали говорить. Мимо проносились машины, вспышки света периодически выхватывал моё лицо в зеркале заднего вида, а мы всё говорили и говорили… с тех пор он постоянно присутствует в моих мыслях – незримо и неосязаемо. Он нашёл свой путь. Каждое утро я выхожу из дома, готовая к действию, готовая к защите. Отстаивать своё мнение, защищать то, что мне дорого. Амазонка, валькирия, со своим «Я» наперевес. В отношениях я тоже пытаюсь бороться, быть лучше, быть равноценной для второго человека. А он ничего не отстаивал, ни за что не боролся. Просто был собой. Собой самим, таким, как есть. Мы ссорились и мирились. Ссорились до тех пор, пока я не осознала его константой. Постоянной величиной, которую нужно учитывать, решая уравнение. «Математическая константа — величина, значение которой не меняется; в этом она противоположна переменной.» Мириться было сладко. Моё тело предавало меня каждый раз, каждый раз, когда он меня касался. Оно пело в его руках, я была инструментом, на котором он исполнял свою партию. Мне только хотелось быть лучшей для него. Перфекционизм – страшное проклятие. Когда-нибудь оно погубит меня. Он касался меня, и внутри зарождался огонь.. Он был ласковым псом, и неистовым богом в постели.. Я сто раз умирала, и сердце сжимала в ладонь, Я любила его, а вокруг танцевали метели… Любовь – это моё всё. Я была рождена с ней, я умру с ней когда-нибудь. Это источник моих жизненных сил, мой святой Грааль. Я просто люблю любить. Я поняла это давно, в ту пору, когда из девочки начала превращаться в девушку. Я любила всего два раза в жизни, а влюблялась – десятки раз. Многие сочтут это ветреностью, да что там – откровенным бл…вом. И они будут неправы. Какая разница, как долго любить кого-то? Важнее – КАК Ты его любишь. А любить я умею, как дышать – глубоко и полной грудью. И его я полюбила так же – без условностей. Когда он уезжает, я часто пытаюсь представить его перед своим внутренним взором. И каждый раз мои усилия претерпевают полное фиаско. У меня есть некий собирательный образ – фрагменты, которые никак не складываются в общую картину. Его красивые руки – от запястья до плеча, чьи линии ласкают взгляд. Его худоба, которой он стесняется, и которую я про себя называю аристократичной. Волосы… этот благородный цвет я видела на полотнах Тициана в Национальной галерее, а на ощупь они мягкие, как у ребёнка. Когда свет от лампы падает на них сверху, пряди приобретают медный оттенок, эдакую дьявольскую рыжинку. Мне очень нравится перебирать их, когда мы занимаемся любовью, а он ругается, что я порчу ему причёску. «…Чрезмерно узкое его лицо Подобно шпаге…» В его лице есть что-то от хищника. Я часто сравниваю людей с животными. Каждому человеку подходит своё животное, которое он напоминает внешне и внутренне. Иногда можно провести любопытные параллели между ними. Например, я – кошка. Любопытна, игрива, могу дать себя погладить, могу укусить без видимой причины. Я всё пыталась понять – кого же он мне напоминает. Мне помог один эпизод. Я приехала к нему на работу, просто так, без причины – поздороваться и поцеловать. Он сидел напротив меня и неожиданный солнечный лучик осветил его глаза. Солнце переломилось на радужке и его глаза засветились. Волк, пришло мне на ум, снежный волк. Приехав домой, я набрала в поисковике нужное слово и на экране появились картинки. На гордо поставленной, поросшей густой шерстью, морде зверя горели такие знакомые, такие любимые мной дымчатые глаза. С тех пор на заставке моего компьютера поселились и живут волки. Когда-нибудь эти кусочки мозаики сложатся в единое целое. И всё станет на свои места. «…За пыльным пурпуром твоим брести в суровом Плаще ученика.» Будьте осторожны со своими желаниями, они иногда сбываются. В одном из своих писем я призналась ему, что у меня была мечта – заняться любовью с учителем. И сбылась только сейчас. Запретные плоды одни из самых сладких. Сначала я получила учителя, а потом любимого мужчину в его лице. Возможно ли это было получить наоборот? Кто знает. Как учитель он требователен и беспощаден. И это именно то, что мне нужно. Я иногда не понимаю, как эти знания входят в меня, ведь нет лекций, нет конспектов, нет зубрёжки. Только работа и диалоги, переходящие в споры. И споры, переходящие в диалоги и поцелуи. Ради этого стоит стараться. Не ради поцелуев, конечно, ради него. Чтобы у него был повод мною гордиться. Как мужчина он нежен и заботлив. Он умеет сводить с ума. Время, проведённое с ним, всегда пролетает на одном дыхании. Иногда мне кажется, что я вдыхаю до, а выдыхаю только после нашей встречи. Время… тикающие часики… милый, Ты понимаешь, насколько прекрасно всё временное? Вечное – оно слишком монументально и приземлённо, а я создана для того, чтобы летать. «Как соломинкой пьёшь мою душу, Знаю, вкус её горек и хмелен…» Его душа действительно горька на вкус. Это вкус виски, табака и крепкого кофе, который он пьёт залпом. Я чувствую в ней горечь былых обид и разочарований, которые он копит в себе, не в силах забыть или простить. Поэтому в его душе так мало места для радости жизни. Во всех рефератах, исследовательских, дипломных и иже с ними работах, самым сложным разделом для меня был раздел «Выводы». Поэтому здесь я его опущу, ибо это моё эссе, и я вольна его окончить так, как мне хочется. Я надеюсь когда-нибудь написать продолжение этой красивой истории. Каким оно будет?.. «…Всё будет правильно. На этом построен мир.» Спасибо за то, что Ты каждый день вдохновляешь меня. Твоя М.
23344
Другие Истории о любви
Комментариев: 3
Remember_Who_You_Are
8159 Remember_Who_You_Are
Remember_Who_You_Are offline
Репутация : 1197
Комментариев 20 3
08 марта 2012 00:53:07
2012-03-08 00:53:07

Очень красиво. Читала на одном дыхании {#}

Ответить
Поддерживаю Да1 / Нет0
Killa
7001 Killa
killa offline
Репутация : 628
Комментариев 19 3
08 марта 2012 14:38:57
2012-03-08 14:38:57

согласна с Remember_who_you_are. до безумия красиво) мне очень понравилось))

Ответить
Поддерживаю Да1 / Нет0
Гость
Гость

12 апреля 2012 15:09:18
2012-04-12 15:09:18
пресесть
Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке