Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2017-07-20 21:59:01 от Бобур
Здравствуйте, мне 18 лет , студент на юриста учусь, уже второкурсник, по нации узбек... Учусь один из ВУЗ ов России , но не в России . Короче я не бабник, не могу приобретать себе ту девушку, к которой испытываю сильное чувство, но к тем девушкам, к ... Подробнее
Последний комментарий
История : Стартует новая мафия! Кто с нами?
19 минут назад2017-07-22 18:39:27 от Неалинка
24024Чорнявая , он парень у меня понятливый и нормальный, а пошлостей и в школе можно наслушатся. Уже паспорт скоро получит. Я не против. Как люди отнесутся. Спрашиваю мнение у игроков. Все комментарии70506
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
Проза - продолжение
Проза : продолжение     

После родов, Уля лежала в палате с двумя женщинами. Вникать в их, почти всегда, оживленную беседу о мужьях и родне не хотелось. Да и обсуждать ей с ними, по сути, было нечего. К ним регулярно захаживали счастливые супруги, тести – тещи, таскали всякие вкусности, так как кормили в роддоме слишком отвратно. К Ульяне же приходили только её мама, новоявленная бабушка Маша, и весь коллектив, работающий в театре: директор, и её пронырливая зам. С друзьями и знакомыми, будучи в положении ей общаться не хотелось, Андрей, как только услышал о маленькой дочке, бросил трубку. С такими ситуациями люди сталкиваются достаточно часто – кто то привыкает, кто то закрывает глаза. Почему ответственность за новую жизнь не редко ложится на одного из родителей, как правило на женщину? Возможно причина кроется в воспитании мужчин, в их отношении к семейным ценностям. Но факты, как ни банально, остаются фактами. По истечению положенного срока Уля забрала дочку и маленькая семья поехала в подвальчик, в театр.
Спали они на одной раскладушке. Точнее, глагол «спали» можно употребить лишь в отношении Сашеньки. Мама только проваливалась в легкую дрему, боясь случайно уронить ребенка. Различные детские вещи отдавали многочисленные родственники из Краснорыльска, саночки подарила директор, а комбинезончик заместитель – Любовь Александровна. Ульяна бегала на молочную кухню с дочей на руках, оставить было не с кем, в саночки рано, а коляски не было. Попутно каждый день заходила домой к начальнице, помогать делать ремонт. Саньку укладывала на кровать, в целях безопасности обложив диванными подушками. Так тянулись дни, Ульяна радовалась улыбкам дочки, пусть маленькой, но зарплате, и считала себя вполне счастливым человеком. На новый год, когда Александре уже исполнился целый годик, Инна Михайловна получила наследство – однокомнатную квартиру, рядом с театром, предложила Уле поселиться там. Платить полагалось не много, но имелся другой подводный камень. Это жилье напрочь привязывало Ульяну к директрисе. А та, в свою очередь стала эксплуатировать её все больше и больше. Добавились обязанности на работе, различные поручения, да и готовила Инне Михайловне Улечка теперь каждый день.
А квартирка, надо сказать, по тем временам была вполне приличная. Небольшой коридорчик, совмещенный санузел, маленькая, просто кукольная кухонька, и комната, вмещавшая в себя шкаф, тахту, диванчик и телевизор. По сравнению с подвалом это был райский уголочек. На помощь ничего не успевающей Уле приехала мама. Она полностью взяла на себя заботу о внучке, давая возможность молодой маме больше времени отдавать работе. Музей, в подвале которого находился театр, наконец то начали ремонтировать. Занялась этим бригада – супруги Балясниковы, Нинель и Виктор. Улечка свела с ними знакомство, которое позднее переросло в дружбу. Ремонтируя первый этаж здания они чем то напрочь засорили канализацию, и в уборной театра ночью случился потоп, необычного содержания – экскременты, скопившиеся со всего здания заполнили санитарную комнату и половину коридора подвального театра. А по случаю ремонта на три дня было отключено отопление, и пришедшие утром Уля и Любовь Александровна были шокированы картиной: фекалии на полу напрочь заморозились. Директрисой было принято решение вручить лицу, официально исполняющему роль уборщицы ломик и ведро. Ульяна взяла инвентарь и весь день отколупывала от плитки и линолеума омерзительные, коричневые ледышки. Домой она пришла усталая, расстроенная. Бабушка Маша уже спала, а дочка играла сиреневой лошадкой. Уля от бессилия что либо прямо сейчас изменить в своей жизни расплакалась.
- Мам, не плачь. У тебя же есть я, все хорошо будет, - сказала почти трехлетняя Санечка, - Знаешь, мы с бабушкой читали книжку Андерсена, и я хочу подарить ему эту лошадку.
Через неделю позвонила Нинель Балясникова.
- Улечка, дорогая, есть подработка. Нужны деньги?
- Конечно, кому они не нужны?
- Отлично, приезжай ко мне, будем фасовать крупы на продажу.
Жили они в области, в частном коттеджи. Трое их детей, Сергей, Иван и Анна, были уже достаточно взрослыми. Сам дом показался Уле просторным, но не уютным.
На первом этаже большая кухня, с огромным обеденным столом, зал, переделанный в фасовочную – примерно восьмидесяти метровое помещение с громадными мешками круп, и аппаратиками, спаивающими полиэтилен. На второй вела крутая лестница, там была ванная комната, две гостевых, спальня супругов и три детских. Почему то от пола и стен несмотря на погоду на улице всегда веяло холодом. Ульяна приехала рано утром, в единственный свой выходной на недели. Познакомилась с семейством, удивило её что почти все работают, а убирает и готовит на всех Анечка, а ведь ей всего тринадцать. Нинель заплатила за день 200 рублей, что было почти половиной месячной зарплаты в подвале.
- Улечка, вот выручила. Бери завтра два выходных, и ко мне. И ночью и днем поработаешь, отоспишься потом, сроки поджимают, пятьсот заплачу, соглашайся. – Словно змей искуситель соблазняла хозяйка коттеджа.
А денег у Ульяны кот наплакал, ребеночек не дешевое удовольствие. Тут как ни экономь – все мало. Она отвезла заработанное маме, купила продукты, отпросилась с опостылевшей работы и укатила обратно. На крупы и целлофан смотреть уже было неприятно, но предстояло посвятить им еще двое суток.
В это время дома, на улице Малышевского, бабушка Маша набирала детскую пластмассовую ванночку теплой водой, а Саша расставляла на доске игрушки из киндера, пакет с которыми гостинцем послала Нинель. Бабуля помыла внучку, завернула в бежевое махровое полотенце, и отнесла на тахту. Под Саниным весом она прогнулась, и киндеры попадали с положенных им мест. Мокрая девочка надула губки и выворачиваясь из бабушкиных рук села на корточки поднимать их обратно.
Именно эту сцену я вспоминаю, когда спрашивают о раннем детстве. Сознание выдает кукольный, карамельный маленький домик, с одним окошком. И вот я заглядываю туда, и вижу как я же, но маленькая, ставлю на место эти пресловутые киндеры. Хочется обратно, хотя бы просто зайти, но дом крошечный, я туда ни за какие коврижки сейчас не влезу. Безусловно, кому то мое детство покажется серым, нищим и скучным. Но я с любовью вспоминаю старую продавленную тахту и заваленный никому не нужными пластинками шкаф. Тогда я получала неограниченное удовольствие от моральных ценностей: забота бабушки, улыбки мамы, комплименты незнакомых людей в общественном транспорте. Да, было серо, но ведь с серым гармонируют и розовый и желтый. Были положительные моменты, и не мало. Оглядываясь назад, уже в сознательном возрасте, могу с уверенностью сказать – замечательное было время.

ну что, дальше пишем?
да
1 - 50%
нет
1 - 50%
23405
Комментариев: 0
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке