Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-02 17:29:05 от Гость
Здравствуйте, мне грустно от того, что я не могу общаться с одним парнем, точнее он не хочет что б я была его девушка, потому что я не религиозная и не следую исламу, он сам верующий, наверно вы сейчас подумаете почему я не следую исламу?, он сказал ... Подробнее
Последний комментарий
История : жизнь без секса!!!
5 минут назад2016-12-02 23:31:51 от Гость
Судя по истории автора муж не импотент, и я согласна с тем, что это проблема, возможно Вы меня не поняли, или я не верно изложила мысль, но я не могу понять почему они не могут поговорить об этом "деле"? И то, что автор год это терпит, тоже не совсем нормально. Ещё высказывания о любовниках, скажи ... Все комментарии65863
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Комедия
27 ноября в 16:31:09
Сериалы смотрим?  ( 1 2 )
27 ноября в 16:31:08
опустить на главную
24 ноября в 07:57:38
Лев
23 ноября в 17:13:44
Лев
21 ноября в 22:04:47
Проза - НА ВСЕ ВОЛЯ БОЖЬЯ...
Проза : НА ВСЕ ВОЛЯ БОЖЬЯ...     Встретились однажды два друга. Одного звали Владислав, другого Валерий. В детстве они были почти неразлучны. Вместе гуляли во дворе, также ходили в школу и сидели за одной партой. Но прошло время, закончилась школьная беззаботная жизнь, ребята повзрослели. Пора было уже решать, какой дорогой идти навстречу своей судьбе.
Валерий в ту пору покинул родное село, и умчался в город в поисках счастья. Ну, а Владислав, наоборот, так здесь и остался. Он с нетерпением ждал, когда в селе наконец-таки построят новый храм. А до этого он ходил в так называемый «молебный дом». Как-то раз после Всенощного бдения к нему подошёл батюшка Леонид, посмотрел на него внимательно, и спросил:
- Об чём печалишься, родной?
- Я человеком себя не ощущаю, батюшка… Все поразъехались, кто куда. Живут обеспеченно. Им родители помогают. А я кто – детдомовец… Ни отца, ни матери не знаю. За плечами, кроме девяти классов, больше ничего. Мои сверстники ещё со школы своих любимых девушек домой приглашали, мороженым угощали, цветы им дарили. А меня никто и не замечал.
- Не о том ты, милый человек, думаешь и душу свою терзаешь. Не стяжай плотских похотей, не гонись за материальным богатством, и не думай: что там будет дальше. Живи сейчас, и всегда благодари Господа нашего за всё, что Он тебе посылает: за все Его благодеяния, и испытания. Живи со смирением, учись принимать всё так, как и должно быть – и тогда Господь пошлёт тебе во много раз больше, чем ты мечтал.
- Батюшка, да мне ведь много-то и не надо: только бы руки делом занять, да спутницу жизни найти – вот и всё.
- Руки делом, говоришь, занять?.. А хочешь я тебя кочегаром у нас в «Воскресной школе» устрою?
- Да хоть кем! Вы мне только покажите, что к чему.
- Разумеется, покажу!
Так и начал он работать в «Воскресной школе». Трудился на совесть! Старался ничем батюшку не разочаровать. Дрова рубил, территорию сам убирал, по осени опавшую листву подметал, а зимой сугробы разгребал. Батюшка, глядя на него, никак не нарадовался. Ну, а когда храм-то построили, то Владислава перевели туда.
Однажды на Литургии он увидел девушку, поющую на клиросе. Она ему очень понравилась. И первым делом он хотел узнать её имя, но вовсе не для того, чтобы сразу пригласить её на свидание, и при первой же возможности улечься с ней в постель, как это принято в нынешней распущенной мирской жизни. Случайно кто-то из клириков обратился к ней: «Марин, справа от тебя, на полочке, лежит «Псалтирь», захвати её, пожалуйста». Владислав тут же запомнил это имя и написал его в записке «О здравии». С тех пор он каждый раз, приходя на Литургию, первым делом ставил свечку за здравие своей возлюбленной, и тайно молился о ней. Видимо, настолько искренней и глубокой была его молитва, что Господь предоставил им возможность встретиться. Они тут же нашли общий язык, и тем для разговоров у них было предостаточно.
С момента их знакомства прошло не больше года. Но Владислав никак не решался сделать Марине предложение. Он думал: «Ну, кто я – детдомовец, кочегар при храме. Дома собственного не имею. Где работаю – там и живу. Зачем ей такой?..» Она же, словно услышала его слова, и в один прекрасный момент сказала ему: «Ты знаешь, я много парней в юности встречала, и со многими общалась, но недолго… Они все не такие, как ты… Я вот с тобой тут сижу, разговариваю – и какое-то тепло от тебя исходит, прямо вот так и чувствуется. С тобой как-то легко». Он посмотрел на неё, и только потом решился задать волнующий его вопрос: «А ты могла бы связать с таким человеком свою судьбу? Я ведь кто?..» Марина не дала ему договорить, она коснулась его губ ладонью, и прошептала: «Глупенький… Да я, можно сказать, всю свою жизнь тебя только искала! Ты не думай, что, если ты из детдома – то всё… человек второго сорта… У тебя душа светлая, милый ты мой человек. Если Господь сподобит, я с великой радостью разделю с тобой свою судьбу». И так через несколько месяцев, по весне, они обвенчались. Какая радость была на душе отца Леонида венчать своих духовных детей!
Спустя ещё пять лет в родное село воротился Валерий. Прямо с автобуса он пошёл в храм к своему лучшему другу, Владиславу:
- Здравствуй, дорогой! – радостно возгласил тот, – Сколько лет, сколько зим!
- Здорово! Да не говори! Ну как хоть ты здесь?
- Да вот, как видишь, живу, причём, неплохо! Семьёй уже обзавёлся. Видишь, сижу тут, трапезничаю – жена минут десять тому назад приходила, так вот, принесла. Сегодня у нас что – пятница? Ага, пятница – значит, послезавтра пойдём нашу малышку причащать.
- Молодец ты, Владислав… Видишь: женился, дочку причащать собираешься.
- А ты что такой опечаленный?
- Эх… Даже говорить не могу… Ведь жил припеваючи! Имел, что хотел, причём, с лихвой! Но понесла же меня нелёгкая! Встретил девушку, заботился о ней, баловал. Что имел – всё на неё растратил! А ей всё мало! Мало!! Мало, чёрт возьми!!! Шикарно жить хотела! Но как только мне стало нечем её ублажать – она тем же вечером привела в квартиру какого-то фраера, и, не стесняясь меня, пьяная вешалась ему на шею, облизывая его! А он её лапал по-всякому! Естественно, я потерял над собой контроль – ну, и… В общем, пришлось у матери деньги клянчить, чтобы оплатить тому придурку лечение в стоматологии.
- М-м-м, да… Ну, а она чего?
- Хм, чего-чего… Угадай с одного раза… Думаешь, я бы сюда вернулся, если б у меня всё было нормально? Она меня послала, я её послал – так и разбежались…
- Ну, дела!..
- А ты хоть как судьбу-то свою нашёл? Поделись секретом, если не жалко.
- Валерий, друг ты мой сердешный, ну какой тут может быть секрет? Всё очень просто: я, как лодочка, плыл по реке жизни на двух вёслах. Одно весло – молитва. Ну, а второе – труд. Просто я обратился к Богу с такими словами: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! В руки Твои отдаю волю мою! Как Ты велишь – так и жить буду! Какую дорогу укажешь – той и пойду!» – так и нашёл своё пристанище. Теперь у меня замечательная семья: супруга, Марина, и маленькая дочка, Настенька. Мне стоит только на них посмотреть – и жить хочется! В них смысл и счастье всей моей жизни! И я искренне благодарен Господу Богу за все Его благодеяния, и испытания! Зная, ради кого и чего мне пришлось всё это пережить, я сейчас просто счастлив!
- Может, и мне к Богу обратиться?
- Сначала подумай хорошенько, о чём просить будешь…
- Так, ну… чтобы жизнь моя к лучшему изменилась, чтобы всё было по-прежнему.
- А тебе это надо, чтобы всё было по-прежнему? Для начала покайся, очистись. И предайся Воле Божьей – тогда сам увидишь, как жизнь твоя изменится к лучшему. Прежде всего, возведи монастырь в своей голове и храм в своём сердце. Если ты этого не сделаешь, тебе никто и ничто не поможет.
Ранним воскресным утром, когда в храме ещё никого не было, Валерий уже стоял на ступеньках и с нетерпением ждал отца Леонида. Он очень переживал, периодически вытирал с лица пот. Через десять минут подошёл батюшка и удивился:
- Ох, ты! С добрым утром, милый человек, ты на исповедь что ли?
- Да, батюшка. На душе кошки скребут!
- Вижу-вижу… У тебя, вон, на лице всё написано… Ну, ничего, сейчас покаешься, очистишься – и, как заново родишься, это я тебе обещаю. Но, смотря, как покаешься…
Валерий с отцом Леонидом вошли в храм. Батюшка перекрестился, положил поклоны, приложился к образу Казанской Божьей Матери, что расположен прямо перед алтарём. Валерий по своей неопытности просто повторил все действия священника, затем отошёл к столику, где прихожане обычно пишут записки «о здравии» и «об упокоении». Он перечитывал свою исповедь, изложенную на двойном листке бумаги с обеих сторон, и ему было несказанно стыдно. Постепенно сюда начали подтягиваться и остальные прихожане, желающие очистить свою душу покаянием. И вот из алтаря вышел батюшка: «Кто на исповедь, становимся сначала на молитву. Только у меня что-то одна супружеская пара опаздывает». В этот момент в храм вошёл Владислав:
- Простите, батюшка, за опоздание. Дочка всю ночь капризничала.
- Да мы ещё и не начинали.
- У Марины сегодня вряд ли получится причаститься.
- Почему это?
- Так на общую-то молитву ей не прийти.
- Ну, причина-то уважительная. Вы сегодня малышку собираетесь причащать?
- Так да.
- Ну вот, пусть приходит на Литургию с ребёнком. Я её исповедую, а ты дитя подержишь.
- А, ну, хорошо.
- Давай, позвони ей, скажи, чтоб она приходила, и не волновалась. А мы тебя подождём. Уж две-три минуты, я думаю, никого не устроят. Только давай побыстрее.
- Да-да, батюшка, я мигом.
- Уж вы простите, дорогие.
- Да ничего, батюшко, всяко бываёт, – ответила старушка, стоявшая в очереди за Валерием, – Мы подождём парнёка-то, подождём.
Владислав по-быстрому отзвонился Марине, передал всё, сказанное отцом Леонидом, затем, выключив мобильник, вернулся в храм:
- Всё, батюшка, теперь можно начинать.
- Как скажешь… «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь. Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков! Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша. Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас…»
Пока батюшка читал молитвы, Валерий кое-как сдерживал эмоции. Волнение перед исповедью смешалось с раздражением из-за Владислава. И вот батюшка подошёл к аналою, на котором были расположены Крест и Евангелие:
- Валерий, подходи. В последний раз когда исповедовался?
- Батюшка, дело в том, что эта исповедь у меня самая первая в жизни.
- Вон чего? Страшно, поди?
- Не скрою, батюшка, и стыдно, и страшно.
- Что стыдно – это правильно, так и должно быть. Значит, совесть твоя не спит. Сегодня ты наконец-то прислушался к зову своей совести, и пришёл сюда. А бояться ничего не надо. Открой душу Отцу нашему Небесному, признайся во всём содеянном. Храм – это ведь не зал суда. Здесь не судят за грехи, не отправляют на зону по этапу и не дают штрафов, а наоборот, стараются излечить твою душу от греховных язв. Бумажку-то ты приготовил – это исповедь твоя?
- Да, мне Владислав порекомендовал.
- Правильно и сделал, что выписал всё сюда. Бумага всё стерпит.
Батюшка развернул лист и начал читать про себя. Валерий тем временем стоял неподвижно, глядя на Евангелие с Крестом. Буквально через несколько мгновений он с облегчением смотрел, как отец Леонид, разорвав этот листок на мелкие кусочки, бросил их в урну. После чего покрыл голову Валерия краем епитрахили, и произнёс разрешительную молитву: «Господь и Бог наш, Иисус Христос, благодатию и щедротами своего человеколюбия да простит ти чадо, Валерий, и аз недостойный иерей Его властию мне данною прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь». Во время этой молитвы Валерий всё-таки не выдержал, и из глаз его потекли слёзы. Благословляя его, батюшка сказал:
- Всё хорошо, не переживай. Живи с миром. Господь с тобой. Ты к Причастию-то готовился?
- Нет. А как это?
- Несколько дней нужно попоститься: исключить мясные и молочные продукты. Прилежно исполнять молитвенное правило: кроме утренних и вечерних молитв следует почитать каноны «Покаянный Иисусу Христу», «Молебный Бгородице», «Ангелу-Хранителю», ну и «Последование ко святому Причащению». Выполнишь всё это, и можешь подходить.
- Я даже и не знаю, смогу ли…
- С Божьей помощью ты всё сможешь, только свято верь – и у тебя всё получится. Владислав так вообще за один день всё вычитывает.
Вечером того же дня Валерий снова наведался к своему другу, но в этот раз уже не с пустыми руками. Из правого кармана своей джинсовки он достал чекушку, из левого две стопки. Владислав, как это увидел, сразу опешил:
- Валерий, это чё такое?..
- А ты не видишь что ли?
- Вижу-то, вижу… только понять не могу…
- Чё тут не понять-то? Щас мы с тобой посидим, выпьем, за жизнь поговорим.
- Валерий, ты пойми меня правильно, и, если сможешь, прости, но мы с тобой вообще-то в храме находимся.
- И что с того?
- Валерий, если ты не забыл, я вообще-то не пью. И у меня есть семья, за которую я держу ответственность перед Богом.
- Ну, расслабиться-то можно иногда?
- Хм… Достаточно одного раза вот так расслабиться – ну и…
- Знаешь, что! Проповедник хренов! Шёл бы ты со своим Богом куда подальше! А я буду жить так, как я хочу! Принялись тут втирать мне: «На всё Воля Божья. Стяжайте Царство Небесное, нежели богатство земное»! Знаешь, Владислав, я думал, ты мне друг – а ты оказался тряпкой. Поддержать меня не хочешь, выпить со мной. Тьфу…
Хлопнув дверью, Валерий вышел из храма. Владислав был подавлен такой реакцией друга на его отказ выпить с ним. В тот момент они даже не заметили, что свидетелем их разговора случайно оказался отец Леонид. Взяв несколько книг из алтаря, он решил заглянуть к Владиславу, сел на табуретку возле него, и, похлопав по плечу, сказал:
- Не печалься, родной. Твоей вины тут никакой нет. Что касается твоего друга – прости, Господи, я предчувствовал такой исход… После исповеди Валерия лукавый терпеливо ждал его у дверей храма. Ибо в этот момент ему легче всего подставить человеку ножку, точно зная, что он споткнётся. А ты – молодчина, всё правильно сказал! Так что ни о чём не печалься, живи с миром.
С тех пор Владислав с Валерием больше не виделись. Как только Владислав ни пытался до него достучаться – все его попытки ровнялись нулю. Валерий спивался, дебоширил в общественных местах, за что не раз привлекался к уголовной ответственности. А на днях Владиславу стало известно, что Валерия посадили уже всерьёз и надолго за нанесение тяжкого вреда здоровью своей бывшей сожительницы и покушение на её жизнь.
А маленькая Настенька уже не только научилась говорить и бегать, она вместе с родителями принимает участие в молитвенном правиле. Конечно же, у неё пока ещё нет физических силёнок, чтобы выстоять правило от начала до конца, она минут через пятнадцать уже засыпает, но два-три крестных знамения с поклонами выполняет безошибочно. А спустя ещё некоторое время Настенька, немножко картавя по-детски, уже произнесла наизусть: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе». Когда это увидел отец Леонид, его удивлению и радости не было предела: «Молодчинка! Ой, молодчинка! Если так и дальше будет продолжаться, ты у нас весь молитвослов наизусть выучишь, тебе и книжка не понадобится».
29831
Другие Проза
Комментариев: 0
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке