Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-03 13:29:26 от Гость
Здравствуйте мы смужем вместе 12 лет. есть двое детей. было всякое но последнее время стала очень мучить проблема отсутствия работы у мужа я работаю. в начале отношений училась потом была в декрете но потом постоянно работала чтобы ни случилось и как ... Подробнее
Последний комментарий
История : О монашестве...Из собственного опыта.
2 минуты назад2016-12-04 23:27:32 от Штучка
21311Сиреневая Кошка, и я об этом же. Поэтому попытки комментирующих переубедить друг друга выглядят нелепо) Все комментарии67487
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
Любимый брат мужа
два часа назад2016-12-04 21:17:22
На работу к папе
вчера в 16:30:382016-12-03 16:30:38
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Комедия
27 ноября в 16:31:09
Сериалы смотрим?  ( 1 2 )
27 ноября в 16:31:08
опустить на главную
24 ноября в 07:57:38
Лев
23 ноября в 17:13:44
Проза - Знаю, длинно. Но ваша критика необходима.
Проза : Знаю, длинно. Но ваша критика необходима.     

Рассвет. За окном огромное ярко зеленое солнце. Что с ним случилось? Вчера все было как обычно, может за ночь меркантильные владельцы заводов, думающие только о прибыли и собственном обогащении, выбросили в атмосферу отработанную изумрудную пыль, или что то в этом роде?

И почему я проснулась дома своего бой-френда, отлученного от груди и тела лет пять назад?

- Сашенька, - заискивающе позвала его мама, женщина с неправильными чертами лица казалась отвратительной совсем не по этому, намного более её портила надменная улыбочка и пакостный огонек выцветающих глазок, - попей чаю деточка.

Несостоявшаяся свекровка принесла белую кружку с огромными красными маками. Нет, конкретно против белого цвета и вышеупомянутых представителей флоры я ничео не имею, но кружка выглядела на редкость отвратно – сколотые края, по стенкам подтеки визуально неопознанных жидкостей. Не рискуя употребить сей урод из семейства чайных церемоний я начала одеваться. Странное ощущение сегодня… нахожусь в доме в котором не была сто лет, о чем, надо сказать, не сколько не пожалела все эти годы. В голове роятся мысли о новых чулках с потрясающим рисунком и, что совсем для меня странно, желание спасти мир. От кого или от чего я объективно оценить не могу. Раньше никогда не строила планы Барбаросса по захвату вселенной, поэтому мыслишка эта покоя мне не давала. Приснился дурной сон?

Стараясь не думать о подобных мелочах я открыла двери на кухню и увидела огромный бассейн, разграниченный на шесть жирных дорожек. Ко мне подошла молодая женщина в купальнике. У нее было настоящее «русское» лицо: копна густых русых волос падала на мокрые плечи и тянулась до поясницы, на румяных щеках появились ямочки от улыбки, а большие серые глаза, обрамленные густыми ресницами смотрели приветливо и радостно.

- Сашка, пришла… Я Аня.

- Откуда здесь бассейн?

- Ты увидишь еще много интересного и на первый взгляд непонятного. Прошу, не спрашивай пока ни о чем, я все равно не смогу рассказать. Со временем ты сама все узнаешь. В бассейне плавают мои коллеги и друзья, у нас проходят учения. Я закончу упражнения и начнем то, к чему мы готовились три века подряд. Ты пришла, значит «оно» началось. Ты очень нам нужна, иначе… Ладно, подожди меня тут.

Странное утро, может я медленно схожу с ума? А, уже не важно, если так то необратимые процессы в моем сереньком веществе уже бушуют в разгаре. Окон не было, помещение залито холодным искусственным светом, слева от бассейна стоят три лежака, один занят полной дамой лет пятидесяти. В воде булькает разновозрастная публика, но все прекрасно физически подготовлены. С правого краю скопилась кучка людей, оживленно обсуждая и жестикулируя над картинкой, висящей на стене, чуть выше уровня воды.

- Извините, что это? – любопытство таки распирало меня изнутри.

- Это план. Стратегия перемещения. Наши – красные точки, враги – синие. Тяжело в учении, Александра, легко в бою.

- Мы знакомы?

Женщина загадочно улыбнулась и поплыла дальше. Подошла Анна, которая уже успела переодеться, и где то раздобыть маленький черный портфель.

- Ну что, Саня идет с нами? Просто поверь что без тебя нам не справиться. Надо спасать остатки людей.

- Что? Какие такие остатки? Вчера было все как обычно…

- Разговорчики в строю! Девочки, выдвигаемся! – басом орал подошедший мужчина в костюме, идентичным Аниному.

Мы вышли в коридор, попетляли по многочисленным проходам, и, наконец, добрались до нужной нам двери. Андрей, так звали басистого крикуна, с разочарованием посмотрел на меня и протянул:

- Как же ты, милая, без перчаток то? Хотя погоди ка…

Через минуту он протягивал мне явно детские розовые перчаточки. С трудом натянув их я пошла в таинственную дверь за своими спутниками. Огромное темное и грязное пространство было похоже на заброшенный завод тяжелого машиностроения. С углов свисала паутина, шастали наглые и ирные крысы, совершенно индифирентно смотря на наше присутствие. Валяются железяки, из пола в потолок растут большие ржавые трубы. Мы прошли метров сто вглубь отвратно смердящего места. А впереди обрыв, внизу булькает затхлая вода и опять трубы, трубы, трубы… Толстые и небольшие, грязные и ужасно грязные, они тянулись над водой сантиметров в двадцати. Андрей прыгнул в воду, на мгновение мне показалось что сейчас он налетит на трубу и разобьется.

- Не бойся, все хорошо. Ты должна прыгнуть туда после меня. Если боишься меть вон туда, между двумя самыми крупными трубами, - сказала Аня, скрутила волосы в пучок, кинула сумку Андрею и с брызгами и бульканьем была такова. Я встала у края и еще раз заглянула вниз, вроде не высоко, пугает неизвестность. Собравшись с духом, делаю шаг, казалось, что летела вечность. Безумно понравилось ощущение полета, и свободы абсолютно от всего.

Вода оказалась не совсем водой – некая субстанция, констинтенцией намного гуще привычной нам жидкости. Плыть в ней тяжело по определению, да и запах портит все окончательно. Промучившись метров двадцать подплываем к невысокому импровизированному берегу. Андрей с Аней легко забрались на него, а мне пришлось изрядно помучиться. Рядом была труба, в какой то вязкой зеленой слизи и ржавчине, я с трудом ухватилась за выступ на ней и попыталась подтянуться. Тут то мне и пригодились перчатки любезно выданные Эндрю, если б не они, содрала бы руки, кажется, до кости.

У всех троих одежда мокрая, и воняет отвратительно затхлой водой. Перед нами мрачный серый коридор, но уже более чистый чем в начале пути. Под ногами разбегаются огромные крысы, с раздвоенными хвостами и неестественно красными глазами. Еще двадцать метров и лестница наверх. Она не большая, всего ступенек в десять, но мне показалось, что я поднималась по ней час, неподготовленные к таким нагрузкам мышцы немилосердно ныли и усталость все более ярко давала о себе знать.

- Саш, пока не спрашивай ни о чем, просто делай что говорят. Время на обсуждения будет потом предостаточно, а пока надо действовать, - походя, бросила мне Аня, а Андрей неодобрительно покачал головой.

Кажется, ему неприятно мое присутствие здесь, но по каким то, пока непонятным для меня причинам он мирится с дискомфортом, к которому, похоже, он совсем не привык. Еще вчера я мирно пила чай с мамой, и не подозревала о переменах, так жаждущих нагло ворваться в мою жизнь. Андрей поднимался первым, стоя на последней ступеньке, он открыл люк в потолке и легко подтянулся на руках в светлое, и как мне показалось, теплое пространство. Следом за ним забрались мы с Аней.

Перед моим взором снова предстал коридор, на полу которого краснели и зеленели совдеповские дорожки из натуральной шерсти, стены покрывали ковры различной расцветки, с очень полярным орнаментом. Варьировался он от обнаженных девиц различных этнических групп, до летательных аппаратов самой подозрительной наружности. Коридор тянулся, похоже, бесконечно, разветвляясь на множество отдельных отростков, до противности напоминавших столь нелюбимых мной дождевых червяков. Мои спутники ориентировались в нем легко, Аня ухватила меня за руку и повела направо. Мимо нас прошла женщина с отреченным монгольским лицом, одежда на ней была теплая, в яркую, разноцветную полоску, кое где, как элементы декора, просматривались олени и серые ёлки. Мы подошли к одной из дверей, отличавшейся от остальных. Подобающее большинство имело коричневый цвет и древесную структуру, а эта была ослепительно белая, светящаяся.

- Скоро увидимся, не теряйся, - сказала мне Аня и исчезла, а отсутствие Эндрю я заметила только сейчас.

Постояв пару минут в коридоре, я все таки решилась открыть приметную дверь. Комната была треугольной формы, целиком устеленная и увешенная коврами, в углу было некое подобие кровати с разноцветными небольшими подушками с ручной вышивкой. Чья то хозяйская рука любовно создавала здесь уют, такой желанный после вынужденного созерцания крыс и труб. Справа стоит стеклянный стеллаж, полностью прозрачный, с кубками и медалями. Интересно, чье это? Подумала я.

- Это наше, и твое тоже, - ответил бас из ниоткуда.

Я оглянулась, но никого не увидела. Галлюцинации? Возможно, я уже ничему не удивлюсь. Перспектива возможного скорого тотального сумасшествия почти не пугала меня. Как известно, чокнутые люди в массе счастливее здоровых. Да и рассуждения светил психиатрии кажутся мне весьма сомнительными, интересно, их самих обследовали хоть раз на пример паранойички, или банального реактивного психоза?

Когда рассуждения о «лекарях души» подошли к своему логическому концу я вышла в коридор. Напротив была дверь, которую я раньше не заметила. Она была приоткрыта, в щелочку виднелся длинный стол, заваленный железяками непонятной формы. Я зашла в комнату и увидела пожилую женщину, в руках у нее был аппарат смутно напоминающий гибрид напильника и лобзика – взаимоисключающих предметов обогащения плотников.

- Её зовут Херем, она тут самая главная, Будь почтительна с ней, прояви уважение, - опять произнёс бас из ниоткуда.

- Здравствуйте, - сказала я, и подошла ближе. Над столом гордо висел график, нарисованный углем, справа от женщины лежали цельные тонкие куски железа, она выпиливала из них детали, и собирала какую то непонятную конструкцию.

Закончив, она посмотрела на меня. Глаза её имели ярко-рыжий цвет, и отчетливо выделялись на старом сморщенном лице.

- Александра? Ты готова?

Я не стала спрашивать к чему, и откуда ей известно мое имя, а просто кивнула в знак согласия и закрыла глаза. Через секунду, когда я их открыла мы стояли на заснеженной поляне, рядом была Аня. Вокруг полянки темный, плотный лес, вьюга… Анна в ватниках и куртке, а я как была – в легенсах и легкой кофточке. На улице мягко говоря, прохладно. Херем посмотрела на мои руки в мурашках, дала железную коробочку, над которой колдовала секундами ранее и отошла в сторону. Неизвестная мне коробка начала сама раскладываться, разворачиваться и в итоге превратилась в алюминиевую пластинку, диаметром два на три метра. От нее исходило приятное тепло, и уже окоченевшие руки мигом согрелись.

История дополнена: 19 октября 2012 в 18:48:40
     

Не сказав нам больше ни слова она, по старушечьи сгорбившись, пошла в сторону леса. Черный балахон свисал с высохших плечей, на которых безжизненно лежали комковатые серые пряди. Рядом послышался шорох, топот и фырканье. Мимо нас с Аней пробежал ранее мною никогда не виданный зверь. Бульдожья морда и кроличьи передние лапки плохо сочетались с массивными задними лапами, кои и служили гибриду основной опорой. Даже не посмотрев в нашу сторону зверек сайгаком побежал за Херем.

- Ну что, мадам, пойдем? – улыбнувшись, сказала, на мой взгляд слишком позитивная и невозмутимая Аня, - Нам через лес. В похожем лесу, на экспедиции, познакомились мои родители. Маме для докторской диссертации не хватало правого яичка овцебыка, а папа нашел его и в торжественной форме преподнес ей.

Да, романтично… Как познакомились мои родители я поведать не могу, ибо личность папы до сих пор мною не установлена. А про отчима рассказывать не особо приятно, но воспоминания ужом проскользнули в сознание, и избавиться от них так просто, к сожалению, не получится. Маму с «папой» познакомила их общая знакомая, когда мне было года три. Сейчас я объективно понимаю, госпожа Балясникова хотела как лучше, а получилось как всегда…

 

Кухня семейства Балясниковых поражала несуразно огромными масштабами, и одновременно с этим отталкивала тотальным неимением уюта, и, как принято говорить, «отсутствием ощущения семейного очага». Выражалось это в мелочах – не было ковриков, прихваток с собачками или утками, посуда как в совдеповских столовых. Голые маленькие окна, и море свободного места. Нинель не любит, не хочет, да и совершенно не умеет готовит. Кашеварит на большую семью и вечных гостей-рабочих-соседей младшая дочка Анечка. Не красивая, полноватая семиклассница. Возможно, будь она поприятнее внешне гуляла бы с утра до ночи, ловя на себе восторженные взгляды сверстников, и даже старшеклассников. Но судьба не наградив её модельной внешностью не поскупилась на тихий и неконфликтный характер.

- Так, все проходим на кухню, дорогие мои! Витька, дети!!! О, Улечка, садись скорее сюда, это наш парадный гостевой стул, я хочу тебя кое с кем познакомить, - вещала громогласная Нинель в прямом смысле слова на весь двухэтажный дом, - Мужчина – душка. Знаю его лет 15, лучший друг моего. Развелся недавно, супруга - крыса загоняла, запилила, ну и Димочка всего то на пару деньков в запой, подумаешь мой месяцами квасит, а живем не хуже других. В общем Дима со скунсихой сучей развелся, и минут через десять прибудет сюда.

- Нин, я не уверена, - смущенно ответила Ульяна, - у меня дочь, и возраст уже… Хотя, с тобой спорить себе дороже, знакомь, так и быть.

На этой интересной ноте беседу женщинам пришлось прервать, со второго этажа топали сыновья Балясниковых. На ходу открывая пиво, вальяжно вышагивал Виктор, выпятив вперед необъятное пузо. Анечка в стареньком, застиранном и явно ею не любимом платье расставляла на столе тарелки с жиденьким борщом, пельменями и великим множеством соусов. Кухня наполнилась гулким гамом, возней и суетой.

Нинель совершенно не имела представления об организации семейного досуга. Это вполне объяснимо, выросла он в детском доме, куда её почти сразу после рождения определила мамаша, та еще пройда, алкоголичка и заядлая проститутка. Для Нинельки все её - было общим, и все общее – её. Так она и строила свою семью в сознательном возрасте. Супруг её в эти дела не вмешивался, считал главными жизненными приоритетами деньги и пиво.

Семейка с гостями не успела усесться, раздался звонок в дверь. Анютка открыла и на кухню влетело двое мужчин. С сигаретами в зубах они сыпали анекдотами «в тему» и приветствиями.

- Витька, на мясо в маринаде и веники. Шашлычок сварганим, баньку затопим, а?, - улыбаясь, сказал мужчина лет тридцати пяти – сорока с виду. Собой он был не дурной, подтянутая фигура, озорные серо – голубые глаза, и существенные усики над верхней губой.

- Дорогие мои, знакомьтесь. Уля – Дима. Дима – Уля.

И тут как в красивой сказке: их глаза встретились, засветились, на губах заиграла смущенная улыбка. И все бы хорошо, но, как правило, в сказках предусмотрены Кошеи Бессмертные и господа Горынычи. Женщины попарились в бане, после намахнули по пол бокала красного вина. Непьющая Ульяна сразу же захмелела, веки стали свинцово тяжелыми, ноги ватными. Дмитрий подхватил импонирующую ему мадам на руки и отнес в её гостевую комнату, после чего вернулся к Виктору, который выскользнул из под присмотра жены и достал припрятанную водочку.

- Дим, не дури голову. Ульянка хорошая баба. Красивая, умная, только вот с дочкой. Женился бы ты, как думаешь? Все не одному в трехкомнатных хоромах куковать.

Дмитрий, по батьке Прохорович, ничего не ответил другу, но задумался над его словами. Чем черт не шутит?

Через год мы с мамой переехали к нему и родители сыграли тихую домашнюю свадьбу, с бюджетом в размере трех салатов, алкоголя, горячего и пары пирогов. Так и зажили втроем. Со временем я перестала называть отчима дядей Димой, он на самом деле стал папой. Первые два года совместной жизни были безоблачными. Ужины в семейном кругу на маленькой, но до безумия уютной кухне, вечера перед телевизором под теплым пледом. Каждый раз перед сном отчим относил меня на руках в мою комнату, потом приходила мама. А по выходным мы ездили в гости к его многочисленной родне, все говорили мне комплименты и умилялись на красивую и смышлёную, но не родную девочку. Квартира оказалась очень хорошей, аж трехкомнатной, и мне сразу выделили мою личную комнату с балкончиком.

32567
Комментариев: 3
AdmupaL
4575 AdmupaL
AdmupaL offline
Репутация : 166923
Комментариев 2998 80
19 октября 2012 08:36:44
2012-10-19 08:36:44

Красиво написано!!!

Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
Слава Богу за все
Гость
Гость

24 октября 2012 17:44:56
2012-10-24 17:44:56
Классно.кто автор?
Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
Андреевна
7933 Андреевна
Андреевна offline
Репутация : 26110
Комментариев 472 20
01 ноября 2012 15:37:16
2012-11-01 15:37:16

я

Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
– Я сошёл с ума. - Боюсь, что да. Совершенно свихнулся, но открою тебе секрет: безумцы всех умней. ©
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке