Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-03 13:29:26 от Гость
Здравствуйте мы смужем вместе 12 лет. есть двое детей. было всякое но последнее время стала очень мучить проблема отсутствия работы у мужа я работаю. в начале отношений училась потом была в декрете но потом постоянно работала чтобы ни случилось и как ... Подробнее
Последний комментарий
История : Как смыть с себя эту грязь?
15 минут назад2016-12-04 13:21:01 от Сианочка
18334Автор, и ещё , вам надо покаяться в церкви, а не перед нами , и не с кем больше не делитесь этой информацией никогда , люди все это воспринимают негативно, зачем вам осуждения, у меня тоже есть то , о чем я никогда и ни кому не поведаю , я носила в себе это больше года и решилась сходить в церковь ... Все комментарии67564
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
На работу к папе
вчера в 16:30:382016-12-03 16:30:38
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Комедия
27 ноября в 16:31:09
Сериалы смотрим?  ( 1 2 )
27 ноября в 16:31:08
опустить на главную
24 ноября в 07:57:38
Лев
23 ноября в 17:13:44
Проза - Психология самца, выраженная в словах.
Проза : Психология самца, выраженная в словах.     Психология самца, выраженная в словах.
Вот первая оценка данного произведения.
Всё начиналось этим летом.
-Кошка, сука!!!- это был скорее плач души, нежели просто тирада отборного мата.
В один миг эта тварь стала ненавистной. Моя старая добрая видеокамера, которая верой и правдой служит мне последние несколько лет, теперь беспомощно лежит вверх тормашками на бетонном полу, покрытым выцветшим на солнце старым индийским ковром, с самого края которого ютится ногтеточка, подаренная Машке на её день рождение моим сыном, а из под ковра выглядывает цветастый линолиум, который стелил ещё мой отец, когда был в силе и не мог себе представить, что людям свойственно болеть.
Уронить на весь этот бутерброд нужно было ещё как постараться…
-Вот, тварь,- не успокаивался я.
Безвольно полагаясь на судьбу, беглым взглядом оценив ситуацию, наконец, удовлетворённо заметил:
-Живая…,- и бережно переложил камеру из одной руки в другую.
Поблёскивающие на утреннем солнце бока моей гордости, вскоре привели меня в безмятежное состояние и я почти что успокоился.
А кошка, как будто и не ожидала другого исхода, она сквозь зубы выдавила:
-Мяу-ууу,- и, важно задрав вверх свой драный хвост, важно удалилась.
-Всё равно, сука…»,-так же, как она, сквозь зубы, промямлил я, но уже без особого раздражения.
В тот злополучный день не решился включить камеру, а зря… Падение не прошло для неё безболезненно, как предполагалось мной вначале. Корпус её конечно выдержал нешуточное столкновение и даже не дал трещину, но внутри, если потрясти, что-то производило подозрительный посторонний скрипящий звук… теперь в самый неподходящий момент, она могла нешуточно подвести. И вскоре, таким же долбаным августовским днём, она меня действительно подвела…
Приглашённые, в предвкушении застолья, приехали все и сразу. Приехали утром, на электричке. Кто-то с тем расчётом, что бы зависнуть до утра, а такие, как мы с женой, с расчётом оторваться только до вечера.
Разбрелись по саду в надежде найти себе хоть какое занятие. Кто бесцельно бродил по вымощенным дорожкам, выложенным с любовью хозяином из товарного бетона, кто увлёкся цветами, благо их оказалось великое множество, а кто то, уже сделал не один подход к столу и, по его розовеющим щекам и жирному подбородку начинала разрастаться слащавая улыбка.
Хозяева сада, далеко не молодая пара, суетились.
-Накормить и напоить двадцать архаровцев, это вам не в тапки ссать»,-подумал я, посочувствовал, и тут же вызвался приготовить шашлык.
Уговаривать не пришлось. Хозяйка тут же оставила меня один на один с мангалом, выставленным с края дорожки, ведущей вглубь сада, спешно принесла кастрюлю, доверху наполненную кусками жирной свинины и отчасти говядины, указала на коробок спичек, с затёртыми боками и кивнув в сторону поленницы, с чувством выполненного долга, направилась в дом, где женщины, под чутким руководством её мужа, успевшего изрядно поднабраться ловко орудовали наспех заточенными ножами, кромсая приготовленную зелень для будущего салата. Работа спорилась…
Под явные преувеличения моего кулинарного таланта один за другим со стола, и так ломящегося от выставленной закуски, начали исчезать сочные куски, умело прожаренного мяса. Под водочку на ура прошла и жареная курица.
Гости, сытые и довольные, стали сбиваться в стайки, которые формировались по интересам. В них обсуждали, казалось всё и все. Кроме малышни. Только она одна не пытались безуспешно вложить в уши соседа прописные истины: истины о вине, женщинах, политике и экономике. Другие темы то же всплывали, но как-то вяло.
-Вот, критин…,-каждый спорщик примерно так думал о другом, но вслух сам продолжал нести не меньшую чушь.
В каждой такой отдельной группке царил невообразимый хаос. На этом фоне выделялась малочисленная и, относительно тихая, женская обитель. Она чинно обсуждала план сада, переходя от посадки к посадке, в надежде выдать череду дельных советов.
Со стороны могло показаться, что всё идёт чинно и блинно, согласно проданным билетам, в точном соответствии с заранее написанным кем-то сценарием.
-Не вы начинали, не вам и заканчивать!,- последнее, что я успел услышать, перед тем, как растворилась хозяйка, парируя на чей-то выпад из кучи подвыпивших мужиков.
Её место тут же заняла молодая женщина. Она умело потянула одеяло беседы на себя и сделалась очевидным лидером компании.
-На вид не более тридцатника»,-почему-то, невольно, отметил для себя я.
И, только сейчас, под занавес гулянки, стал присматриваться к ней.
-Постой,-это я самому себе, -А она такова, что ещё можно бы…»
Я зауважал Хлестакова:
- Каков сукин кот!
Собравшись с мыслями, направляюсь от компании матерящихся мужиков к спорящим женщинам. И уже на подходе, перебивая их и, одновременно, пытаясь уловить суть беседы, врываюсь в толпу со своими глупыми советами.
Спорили на удивление разумно…и ровно. Спорщики оказывали достойное сопротивление, соблюдая такт и не повышая голоса. Лидер кампании, в очередной раз, своими глубокими познаниями темы, обескураживала меня и я чувствовал, как мой голос начинал проседать и вибрировать, перепрыгивая через тональности. Но настоящая дрожь ждала меня впереди
-Глаза, её глаза…,-перехватил на секунду её взгляд, и застыл как есть, провожая заворожённым взглядом её разметавшиеся по плечам и отдающие летним загаром волосы…,-какая глубина и печаль…
Мог ли я допустить мысль о том, что вскоре, эта женщина, которую я, как серую мышку, даже не приметил поначалу, сейчас, всего спустя час с начала словестных баталий, займёт собой все мои мысли на неопределённое время. Теперь она не казалась мне застенчивой и зажатой. Напротив…Её неприметные черты лица преобразились, а лукавая улыбка сделала его даже привлекательным.
-Боже мой…Она само очарование, -думал я, всё больше и больше разогревая воображение.
Толи она и взаправду была хороша собой в запале спора, то ли выпитая мной последняя рюмка водки успела сделать из неё настоящую красавицу. Но так или иначе, воображение действительно разыгралось… Я отчаянно старался вырваться из его плена, невпопад, отвечая на её вопросы. А те, уже давно, как школьники из прошлогодних костюмов, выросли из темы и, всё больше и больше, стали напоминать игру. Она задавала их, а я отвечал. Вопросы касались семьи, детей, работы. Потом образовался крен в сторону допущений. Допущений дружбы, привязанности и любви. Её интересовало буквально всё…Всё, что касалось меня и моих интересов. Вопросы, то шквалом влетали в мой и так переполненный мозг, то совсем оставляли его в покое. Порой они задавались ей на грани фола…
Чувства, так неожиданно нахлынувшие на меня, в какой-то момент, дали мне смелость впервые прикоснуться к её кофточке. Просто взять чуть-чуть выше локтя и поправить образовавшуюся складку. Ещё немного и я позволю себе невообразимое, я прикоснусь к её пальцам, которыми она начала поправлять то и дело спадающие локоны блестящих в лучах пробивающегося солнца волос. На глазах у меня, её губы предательски начали пересыхать и пошли в глубокую сеточку. Она предложила выпить терпкого красного вина. Вино самодельное из сливы. В другой раз, но не сейчас я бы ни за что не похвалил его. Но моим губам то же срочно требовалась пьянящая прохлада.
Мы были в шаге выразить друг другу симпатию...как то иначе. Более смело… По крайней мере у меня так застучало в голове, что для меня исчезли границы приличия. Но случилось то, что случилось. Подошёл её муж и она, с явным неудовольствием, не переставая бросать в мою сторону извиняющихся улыбок, изящно … начала таять. Был бы за компьютером, поставил бы целую серию смайликов. Разных…
Мы не заметили, как велась съёмка. Кто то из малолеток взял мою видеокамеру и, прячась в кустах буйно разросшихся роз, заснял нас, ошеломлённый блеском наших глаз.
Маршрутка резко взяла в лево и я с испугом открыл глаза, пытаясь убедиться, что цел. Теперь, когда мы, невольные пленники городских пробок, наконец осознали всю свою беспомощность перед городским монстром, посыпались звонки. Отменялись встречи, возникали конфликты, кто–то выскакивал из автобуса в надежде добраться на работу на метро. Кто-то на перекладных, а большинство, которым надеяться было не на что, обречённо поплыли по течению. Из дамских сумочек стали доставаться губные помады и зеркальца, мужчины вросли в наушники, остальные не нашли себе другого занятия, как тупо пялится на прохожих, которые сновали между машинами.
Лёгкая музыка из наушников, снова погрузила меня в транс. Я ощутил монотонный стук колёс загородной электрички и противное дребезжание фонаря. Он и я сидим рядом. Он, счастливый обладатель всех прав на неё и я. Кто я? Так, пустышка…Есть жена, есть работа, есть ребёнок, есть всё то, что и у других пар нашего поколения. Но у других пар, в отличие от нашей ещё теплится надежда на любовь…
У нашей пары надежда ушла. Она уходила не считаясь со временем, превращалась в мираж и медленно опустошала души. Правда были и намёки на её возвращение, но, каждый раз, она, будто извиняясь, вкрадчивым голосом просила:
-Можно я загляну к вам позже, в следующий раз?
Видимо издёвки над нами составляли удовольствие. Она, напоминает мне Машку, мою любимую кошку, та то же любит прятаться от людей под диваном и затихать, что бы потом неожиданно выскочить из укрытия и хватануть когтистой лапой за ногу. От её удара становится невыносимо больно и хочется кричать:
- Больно ведь, больно…
У нас с Ириной мальчик. Было время, когда мы вмести с ней радовались его робким первым шагам в этот прекрасный мир, где все любят друг друга и все безмерно счастливы. Сколько было надежд и планов...Я понимал, что если бы не он, мы бы давно сами выгнали из нашего дома эту шкодницу.
Воспоминания, настигшие меня в маршрутке, по всей видимости, нашли отражение в гримасах моего лица. Потому что женщина, сидевшая в маршрутке напротив, начала старательно делать вид, что внимательно рассматривает, начавшие мелькать за окном силуэты деревьев, чья тень медленно перепрыгивает сейчас по кочкам, кустам и траве. Но любопытство распирало женщину и она то и дело бросала на меня любопытный взгляд.
Такой же взгляд сопровождал меня в электричке…Моя новая знакомая, для пущей достоверности, вскидывала свой слегка вздёрнутый носик вверх, изучая единственное на небе облако, как бы говоря окружающим:
-Смотрите все, меня совсем не интересует тот мужчина, который сидит рядом с мужем.
Может быть все так и думали, но не я…Я знал, что все эти фокусы, только для того, чтобы спокойно потом бросать в мою сторону, как бы случайно, открытый взгляд не равнодушного человека. При этом, в мгновение ока, она умудрялась вызывать, одним только движением своих очаровательных глаз, прилив во мне надвигающейся волны захватывающих чувств.
Ожидание скорого прибытия на станцию меня пугало. Когда вышли на перрон, уже стемнело и вся компания дружно двинулась на автобусную остановку. Ожидание грозило затянуться…Автобусы были…Много…Но без водителей.
Была суббота и они, как впрочем и мы никуда не спешили. Стоять и чего то там ждать не хотелось. Самые беспечные просто взяли и пошли пешком. На небе невообразимо крупная искрящаяся луна, мерцающие звёзды…и пробегающие изредка огни не уснувших иномарок. Проходя мимо открытых настежь дверей, затерявшейся среди пятиэтажек забегаловки, мы вдруг осознали необходимость допития. Купили шампанское и пластиковые пивные стаканчики, а ещё шоколадку, кто-то кстати, вспомнил про необходимый атрибут. Тотчас разлили, в надежде показать редким прохожим свою широкую русскую душу. Удавалось. Прохожие действительно спешили уступить нам дорогу. А свет фар в такие моменты выхватывал из полумрака смеющиеся лица изрядно счастливой толпы.
Дошли до развилки. Разделились. Оказалось, что мы с женой были в меньшинстве. Всем нашим собутыльникам, в другую сторону. И тут, поступила хрупкая идея от Неё. Она уговорила мужа проводить нас, а для себя наметить другую дорогу, дворами и переулками. К счастью, муж согласился. И, целенаправленно, избегая, на сколько это возможно, луж, известным только ему одному путём направился… к работающему ночному магазину. Мы втроём остались на улице и, уже, когда перебросились парой анекдотов, только тогда, с щенячьей радостью на лице наконец появился Максим и сосредоточенно принялся открывать очередную бутылку. Та, вначале запенилась, зашипела и только потом, с лёгким выхлопом, напоминающим машинный, позволила выдавить из себя вдавленную пробку. Наполнили стаканы и стали придумывать тосты.
И тут, выяснилось, что у нашей компании есть весьма веский повод встретиться… буквально на следующей неделе. Максим планирует купить иномарку и хочет обмыть покупку. Пребывая в отличном расположении духа, уговаривать второй паре нас с женой не пришлось, так как подобралась компания единомышленников и мы сами хотели с ними встретиться ещё раз. Жена, потому, что приглашал двоюродный брат, а я, потому, что его женой была Она.
Столько недосказанного оставалось между нами…Столько ещё жарких споров можно было провести, столько тем поднять! И, наконец, понять главное. Это сиюминутное наваждение или нарождающееся чувства.
-А что, собственно, между нами произошло? Ну выпили, ну поспорили, ну поймали друг на друге несколько необычных взглядов… и всё. Да у меня может быть просто воображение разыгралось от вина, а я уже себе нарисовал какое-то романтическое продолжение,-так пытался пробить себе дорогу зашуганный шальными мыслями здравый смысл.
Но эмоции встали плотной стеной.
Продолжая перебрасываться отрывками фраз от почерпанных из периодики знаний, дошли до огромной лужи, оставшейся после дождя. Она была так велика, что обойти её можно было только затратив на обход несколько минут, при этом, если направиться в лево, то в ходьбе определённо проиграешь. Я выбрал это направление, хорошо зная, что жена выберет противоположное. Теперь мы с объектом моих воздыханий за весь вечер впервые на пару минут вышли из обстрела посторонних глаз. Идём вместе, чувствую, на себе её взгляд, и не ошибаюсь, она убыстряет шаг, пытаясь сравняться со мной и, наверное, хочет успеть сказать что-то для нас обоих необыкновенно важное. Я демонстративно замедляю движение, и даю понять ей, что ждал от неё решительных действий. Она поняла это, с первой секунды, когда я занял позицию лидера. Она сама, видимо до конца не разобралась, что происходит в её мятежной душе и решилась на открытый диалог.
Успел я услышать только возбуждённое:
-Остановись же…Я хочу у тебя спросить…
Её голос прозвучал в тот момент, когда мне действительно уже требовался спасательный круг.
Что, именно, узнать уже не представлялось возможным. Из-за угла показались обе ненавистные нам сейчас фигуры наших близких и разрушили предполагаемую развязку.
Оказалось, что время остановилось только для нас двоих, по словам супруги мы отсутствовали более 10 минут! Как же так? Но я же точно помню, что мы честно обходили лужу!!!
Ни чувствуя за собой вины, мы вчетвером, продолжили движение.
-Упустил такой шанс,-как только не оскорблял я себя,-ну ничего, судьба даёт второй шанс, впереди встреча. Вот наберусь наглости и застигну её врасплох прямым вопросом, пусть без подготовки попробует солгать,-от этих мыслей сердце заработало на пределе.
Казалось, оно выпрыгнет на дорогу в лужу, в самую жижу… и её муж втопчет его в грязь. Так ему и надо…
Тем временем подошли к дому, где и должны были расстаться до следующей встречи. Кто бы знал, как я сейчас хочу остаться с ней наедине…
Автобус качнуло и последнее, что мне пригрезилось, так это тот самый момент расставания, когда ОНА, на глазах у своего мужа, стремительно подлетела ко мне, обвила руками шею и …страшно подумать просто впилась своими губами в мои. Это длилось невероятно быстро для окружающих. А мы с ней опять зависли и потерялись во времени. Как иначе объяснить, что я успел насладиться пьянящим ароматом её духов и слабо выраженным, соленоватым привкусом чувственных губ.
Максим отреагировал на происходящее, как то вяло, и по-моему, даже пытался оправдать жену, излишне выпитым. Они вышли из света фонаря и в темноте ночи растворились. Он и Она. После поцелуя, я уже не сомневаюсь… она преодолела барьер страха и обернулась, чтобы крикнуть в след:
-Я ВАС люблю!!!
В ответ я также прокричал:
-И я ВАС!!!».
Наши родственники приняли это и на свой счёт.
История дополнена: 21 февраля 2014 в 19:20:22
     Глава 2
Маршрутка, крохотная и юркая ловко маневрировала между себе подобными. Затем, под резкий визг колёс, я проснулся и плоть до самого дома уже не мог сомкнуть сонных глаз.
А уже дома, далеко за полночь, когда на небе не только успели появиться первые звёзды, но явились и не первые тоже, я наконец окончательно убедился в том, что хочу спать и углубился в кресло, пытаясь расслабить тело, в надежде усилить переживания выходного дня.
Как переходящее знамя видеокамера кочевала от группы к группе и, в каждой находился свой оператор. Нашу группу вначале снимала женщина. Хорошо, что женщина… Она, как никто знала, что снимать цветочки не нужно, нужно снимать людей на их фоне. Где и когда она усвоила эту истину не знаю. Какое мне до этого дело…
Видеокамера на секунду задумалась и уже было дёрнулась выполнять поставленную оператором задачу, как вдруг неожиданно заскулила и просела.
-Видимо сдохла,-констатировал её смерть я и поделился с остальными историей её падения.
-Ну не умирать же вместе с ней в самом деле,-практично рассудили слушатели, понимая, что вряд ли этими словами смогли и взаправду помочь моему горю.
Я бурно заворочался и проснулся. Подошёл к распахнутому окну и стал наслаждаться темнотой летней ночи, а за одно и наблюдать, как редкие облака таинственно исчезают за серебром лунного диска. Вдоволь надышавшись прохладой ночного воздуха направился досыпать.
По-видимому, где-то только спустя пару часов, мне удалось настроиться на нужную волну и вскоре моё сознание стало проецировать образы. Но образы мелькали перед глазами и никак не могли синхронизироваться. Наконец картинка стала чёткой и ясной.
Но память-злодейка решила поместить моё сознание совсем в другое время и место. А не вернуть меня в переживания выходного дня.
Был август. Дождик обещал вскоре предъявить солнышко. Мы с женой ходили выбирать ей обувь, она хотела купить туфли на платформе, я советовал купить на каблуках. В результате, она заявила, что со мной ходить бесполезно, надула губы и всю дорогу шла молча. А я, чувствуя за собой вину, готов уже был повиниться, подставив под её гнев свою бедную голову, как неожиданно на встречу нам попалась её одноклассница. Она прятала под зонтом девочку лет шести. Когда женщины уже обменялись любезностями и начали трепаться и вспоминать школьные годы, мы с ребёнком отошли в сторонку, чтобы «взрослых тёть» оставить одних. Знал, что разговор затянется и наверное поэтому, принялся выпытывать у девочки всё, что касалось её семьи. На удивление, Алёнка оказалась не надутой букой, а активным и словоохотливым ребёнком. Она то и дело снизу вверх вскидывала свой любопытный взгляд и молча провожала им кончики пальцев моих рук, которые помогали мне производить пытку.
Удалось выяснить и как зовут маму и то, что они живут одни, потому, что папа у неё «лётчик и его долго-долго не будет». Есть у них и бабушка, у которой живёт кошка-Машка и которую Алёнка очень любит гладить, когда они с мамой приходят в гости.
-Машка…,-почти на распев протянул я и хитро так прищурился…
-ты любишь животных?
-конечно,-поспешила ответить девочка и при этом тоже хитро прищурилась.
Её широко расставленные глаза заулыбались и детский смех неудержимо вывалился нарушу.
В следующий раз встреча состоялась дома. У нас трехкомнатная квартира и априори, места на застолье с лихвой хватило бы человек так…
Я задумался:
-А правда, на сколько?
Ирина не предупредила меня о том, что будут гости.
Обстановку разрядили сами гости. Саша заявила, что зашла к нам с дочкой на огонёк буквально на секунду, потому, что живет через дорогу, и если очень постараться и пройти через квартал, то можно увидеть их с Алёнкой дом. Дома они бывают редко и то лишь для того, чтобы снять показания счётчика и проверить состояние квартиры. Мы, с Алёнкой развлекались, как могли и даже успели сдружиться, остались хорошими друзьями. А на следующей неделе Алёнка смело вела за собой маму за руку и уже с порога прокричала:
-дядя Витя, мы пришли к Вам в гости по-настоящему, с тортиком.
И правда, буквально через секунду, перевязанный розовой лентой тортик, красовался на самом краешке кухонного стола, уже заставленного приготовленными вкусняшками. Благо Ирина у меня, рукодельница и большая умница.
Последний раз, когда память подбросила очередной сюжет, она поместила меня в то время, и место, где мы впервые с глазу на глаз встретились с Сашей. Она сама окликнула меня. Оставила ждать двух подружек и мы, как давние и хорошие друзья повели беседу практически ни о чём. В какой-то момент времени речь зашла о работе и тут выяснилось, что как раз работа её не устраивает и она испытывает острую потребность в деньгах. У меня в отделе, где я работал была открыта вакансия. Саша показалась мне вполне вменяемой дамой без особых тараканов в голове, а её нужда…она сулила хорошую отдачу.
Было плохо то, что по профессии она никогда не работала. Но, отступать было поздно. При приёме на работу директору врал я, и теперь за это пришлось расплачиваться личным временем. Саша старалась, но всё было тщетно. Отсутствие навыков сказывалось буквально во всём и вместо помощника, я по своей наивной доброте получил в нагрузку хоть и прилежную, но школьницу. За неё мне приходилось всё переделывать…
Когда мне это порядком начало надоедать, Саша подошла ко мне после смены и попросила провести с ней ликбез. То есть на время стать её учителем и пройти с ней экспресс курс начального обучения. Саше самой было неудобно, что она втянула меня в эту авантюру и теперь усердно старалась вникнуть в работу. Она предложила ускорить обучение в неурочное время. Я согласился. Работы действительно всегда было много и я частенько задерживался на предприятии, так что для меня, в моём распорядке дня, практически ничего не менялось.
Уже на следующий день в кабинете мы остались одни и мне, по воле судьбы, пришлось играть роль преподавателя. Сложные вещи пытался объяснить подробно и доходчиво, а более простые задания оставлял для самостоятельного решения. Обучение спорилось. Казалось, что всё она схватывала на лету. Я, это её качество взял себе на заметку и уже ни жалел собственного времени на обучение.
Работая с документацией, Саше то и дело приходилось подбегать ко мне с очередным вопросом и тот час убегать обратно за свой стол, пытаясь осмыслить предложенный алгоритм решения.
Комната персонала, рассчитанная на двенадцать человек была просторной, а учитывая, что до моего стола, находящегося в кабинете было ещё несколько метров, то представляю, как изматывала себя одной только беготнёй моя единственная ученица. Я ей посочувствовал и предложил сесть за свой стол. Стол поистине был огромный. Даже, когда на предприятии полностью начали менять мебель, я отказался. Новые столы не шли ни в какое сравнение с этим.
Она пододвинула вплотную стул к моему креслу и мы уже более эффективно продолжили обучение. Изредка она, когда начинала привставать, чтобы со своего места дотянуться до нужной папки с документами, неизбежно своими ногами касалась моих. Вскоре я заметил, что когда она приносила нужные для работы папки, она оставляла их не на своей стороне стола.
-Она это делала специально, чтобы я обратил на неё внимание,-промелькнула догадка.
И Вы знаете её приём сработал. Я не просто обратил внимание на прилежную ученицу, но и стал просто ждать, когда наступит очередной момент наших соприкосновений. В рабочее время она работала как все, занимая крохотный стол из набора новой мебели. А я ловил себя на приятной мысли, что у нового работника пробудился интерес не только к работе…
В те редкие моменты, когда мне приходилось проходить мимо её стола, она тотчас начинала поправлять причёску, доставая из ящика стола зеркальце и массажку. Короткая стрижка, которая великолепно дополняла её безупречный вкус и умение не только наносить макияж, но и одеваться с особым шармом очень даже была ей к лицу с вечно бледненькими щёчками и глубоко посаженными глазами. А от шлейфа её духов у меня начинало сносить голову. Я начинал ускорять шаг, понимая, что подставляю под её пронзительный взгляд, ту самую область, от которой женщины приходят почему-то в восторг. Дверь закрывалась и Саша начинала отряхивать с джинсов видимую только ей пыль. Когда я возвращался, она бросала на меня растерянный взгляд, начинала смущаться и отводить в сторону подведённые иссиня-чёрной тушью глаза, что бы потом украдкой провожать мою спину. Казалось, её взгляд обладает поистине уникальной способностью оказывать, пусть и не значительное, но физическое давление на человека. От её взгляда мне становилось не хорошо. Моментально начинала шуметь голова, учащался пульс и, наверное, стремительно подпрыгивало давление. Во всяком случае я вспоминал курс статистики с её корреляционными связями и не на минуту не сомневался, что она умеет очаровывать.
Обучение продолжалось три недели, и однажды она заявила о готовности приступить к самостоятельной работе. Полный крах надежд на возможность и дальше получать удовольствие от давления в область своего бедра её коленом, отчего всё моё тело быстро наполнялось теплотой и млело от расслабления. А в области, ниже пупка, начинало томно ломить. Я сделал вид, что внимательно слушаю её.
-Рад слышать, что Вы, Саша приступаете к работе самостоятельно.
На горло накатила волна удушья и я отвернулся. Наконец собравшись с силами, поздравил с окончанием обучения и …. от этого ещё больше расстроился.
-Отошла коту масленица,-подумал я.
И, скорее в шутку, чем всерьёз добавил:
-С Вас бутылка...
Моя шутка вылилась в приглашение к ней домой. Деликатно отказался…Дурак!!!
Я понимал так, прими сейчас её предложение, завались в гости и получи удар по отношениям с Иринкой, а развитие такого сценария, на тот момент, никак не соотносилось с моими планами.
На следующий день, видимо поняв мотив отказа, Саша настойчиво предложила ещё раз остаться после смены вдвоём и насладиться игрой пузырьков в бутылочке шампанского.
Она так и сказала:
-Насладиться…».
Такой вариант меня вполне устраивал. Даже в случае, если Саша и расскажет Иринке про эту встречу, мне мало что грозит.
-В крайнем случае, расскажу правду,- резонно рассуждал я и с благодарностью принял предложение.
47002
Другие Проза
Комментариев: 2
Гость
Гость

21 февраля 2014 08:59:11
2014-02-21 08:59:11
У истории есть продолжение. Но выкладывать не буду, пока не буду. Вдруг если кому будет интересно узнать, что будет дальше пишите. Попробую это продолжение озвучить Всем пока
Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
Гость
Гость

27 февраля 2014 09:17:23
2014-02-27 09:17:23
Почему то не могу залить 3 главу
Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке