Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-02 17:29:05 от Гость
Здравствуйте, мне грустно от того, что я не могу общаться с одним парнем, точнее он не хочет что б я была его девушка, потому что я не религиозная и не следую исламу, он сам верующий, наверно вы сейчас подумаете почему я не следую исламу?, он сказал ... Подробнее
Последний комментарий
История : Прощение.
2 минуты назад2016-12-03 12:57:25 от Елена Ройтер
22217Единственное в чём могу понять Сиреневую Кошку, это в том, что подруга сама не рассказала ей о случившемся и до конца опровергала этот факт. Тут подругу тоже можно понять, что ей было очень стыдно, в этом и заключалась её вина- неспособность признать свою ошибку. Что касается самого претендовани ... Все комментарии67540
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Истории о животных
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Комедия
27 ноября в 16:31:09
Сериалы смотрим?  ( 1 2 )
27 ноября в 16:31:08
опустить на главную
24 ноября в 07:57:38
Лев
23 ноября в 17:13:44
Лев
21 ноября в 22:04:47
Истории о животных - В ожидании чуда или затянувшийся юбилей
Истории о животных : В ожидании чуда или затянувшийся юбилей     

В жизни самое обидное – ждать и догонять…

(Народная мудрость)

 

В детстве мне все говорили: «Оля, ты видишь мир в розовых очках. В жизни так не бывает. Когда-нибудь твои взгляды на жизнь приведут тебя в темный уголок, в котором сверху тебе на голову упадет кирпич». Да, у меня тяжелый характер. Я в деда пошла. Черное – это черное. Белое – это белое. Все остальное – вранье. Людям тяжело со мной общаться, потому что там, где другой соврет, польстит, и будет пресмыкаться – я скажу то, что действительно думаю. Наверно поэтому из близких друзей у меня остался только Гриша, мой муж.

 

Мне 35 лет. И в моей жизни было очень много темных уголков с кирпичами. Были предательства, были разочарования в людях, были потери, невосполнимые, безвозвратные потери, были грехи, за которые я буду расплачиваться наверно всю жизнь, да и после - тоже. Нельзя описать те чувства, которые испытываешь, когда тебе врет родной человек. Невыносимы те муки, когда приходится врать самой. Невозможно выразить словами состояние, когда теряешь родных и любимых людей. Время никогда не вылечит эти раны, никогда не залатать эти дыры в душе – не вернешь в душу вырванный кусок. И я никогда не пойму смысла слова «соболезную». Нельзя соболезновать личной утрате. Когда умер мой свекор, при всем уважении, при всем участии, я не могла соболезновать ни свекрови, ни мужу, потому что за столь короткий промежуток времени, что мы вообще были знакомы Анатолий Григорьевич (свекор), конечно, стал моей семьей, но не стал мне родным. Единственное, что я могла в этой ситуации – это помочь, и даже не морально, а больше физически, и больше не мужу, а свекрови. Теперь я называю ее мамой и молюсь, чтобы она была здорова и прожила как можно дольше. Впрочем, не познав горя, не узнаешь и счастья. А счастье есть, и любовь есть – на самом деле они есть. Наверно поэтому я пока не разучилась мечтать и до сих пор вижу мир в розовых очках.

 

Мы с Гришей уже почти 5 лет вместе. Детей у нас нет. Зато есть кот и кошка. И если когда-нибудь мы расстанемся, и придется делить имущество, пожалуй, кота с кошкой будет поделить сложнее всего. У Риски (это наша кошка) периодически случаются дети. Людей, которые топят новорожденных котят своих ни в чем не повинных кошек, а также тех, у кого вообще никогда не было животных, вряд ли дальше заинтересует мой рассказ.

 

Наши коты становились родителями 3 раза. Первый раз – 4 года назад. Это были дети Ослика (так зовут нашего кота) и Риски. Это были самые красивые дети на свете. Поистине счастье. Четыре богатыря, все как один – копия отец. Голубые котята, чуть ли не самый модный окрас на тот момент – такая шерсть на любой породе выглядит выигрышно. Что до корниш-рексов (наши животные именно этой породы), то однотонная голубая шубка для нас – просто подарок. Ослик даже пытался кормить их грудью, когда Риска выходила из гнезда… Однако, хотя порода у нас и элитная, и за разумную цену котят-корнишат днем с огнем не найдешь, прибыли нам эти детишки не принесли – одни убытки. Впрочем, кто я такая, чтобы говорить о прибылях. Я должна радоваться, что все «наши детки» за символическую плату (ну положено так, примета такая – совсем бесплатно нельзя) попали действительно в надежные руки, обрели любящих «родителей», и мне не надо бояться, что с кем-нибудь из моих котят будут плохо обращаться, что им не купят вкусной еды и пожалеют денег на игрушки, что вообще с ними может произойти что-то страшное… Страшное произошло. Наш самый старшенький – самый крупный, здоровый, красивый котенок, Гришкин любимец, мы так и звали его – Большиш, упал с девятого этажа насмерть, не прожив и года. У хозяйки случился выкидыш. Молодая семья. Вся жизнь впереди. Они потом взяли котенка, корниша, девочку рыженькую. Детей у них пока нет.

Второй раз мог и не случиться. Ослик так успел насолить Грише, что его пришлось кастрировать. С тех пор, как Риса забыла о том, что у нее когда-то были дети, прошло уже почти два года. Наверно наша кошка сошла бы с ума от бесконечных течек, которые ничем не заканчивались, потому что Гриша больше не хотел никаких котят. Но на то я и неправильная женщина, чтобы в жизни моей все происходило не благодаря, а вопреки. Рискуя собственным семейным благополучием, я все-таки нашла для Риски подходящего, на мой взгляд, кота и свезла ее за тридевять земель (чтобы было понятно – из Звенигорода в Орехово-Зуево) на вязку. Через несколько дней наша кошка совершенно облезлая, худая, с истерзанной холкой, но при этом счастливая и спокойная вернулась домой. Ослик шипел на нее неделю. Гриша «шипел» на меня наверно недели три – до тех пор, пока первые признаки беременности не стали слишком явными. Вот тут-то мой муж оттаял. Кошке было позволено абсолютно все – от прогулок по столу до порчи мебели. Все самое вкусное всегда доставалось ей в первую очередь. А в кошачьих проделках был только один провинившийся – Ослик.

Время пролетело довольно быстро, и вот он наступил, этот знаменательный день – день рождения нового кошачьего поколения. Первый котенок очень долго не мог появиться на свет – ночь и полдня, как воды отошли – Риска не то, чтобы места себе не находит – она уже измучилась вся от схваток, мы вдвоем уже извелись все, а он все не рождается и не рождается… Родился! Огромный кудрявый полосатый «негритос». Риска так устала, что отрезать пуповину и «облизывать» котенка пришлось мне. Правда, она очень быстро спохватилась, что дитя надо кормить, и взяла «бразды правления» в свои руки. Первенца мы окрестили Большишом. Вскоре на свет появился второй котенок – на него почему-то мамка вообще не среагировала – принялась рожать следующего, совершенно не заботясь о том, что она может просто придушить собственное дитя своим же телом. Кое-как я достала из-под нее малыша, освободила его от пуповины и поняла, что этому мальчишке придется подыскать уютное местечко в огороде – спасти его не удастся. Несчастное создание со вспоротым животом с кишками наружу цеплялось за жизнь, пыталось дышать и медленно умирало. Мне потом сказали в районной ветклинике, что это была родовая травма – если бы я пригласила специалиста и котенок бы выжил, то он бы всю жизнь болел. А позже, на фелинологических курсах я узнала, что таких родовых травм не бывает – это был порок внутриутробного развития, и летальный исход в такой ситуации неизбежен. Пока я пыталась как-то согреть умирающего котенка, на свет появился следующий сыночек. Я даже не успела отобрать у Риски послед. Опять полосатый «негритосик». И хотя он был в полтора раза меньше первого – за Рискину сиську детеныш в конечном итоге держался крепче всех. Потом мы назовем его Умняшкой. Следом на свет появилось еще одно чудо – маленькая черненькая девочка. Чудо, потому что до сих пор у Риски никогда не было дочерей. Владельцы питомников называют появление на свет таких кошек большой удачей. Сегодня – это милый домашний Чернушок, а завтра – это титулованная кошка Наоми – Наоми не Кемпбел – звезда в мире кошачьей моды, с которой мечтают породниться самые лучшие представители породы. Слава Богу, что тогда 18 апреля 2008 года, я не знала, что будет завтра. (Завтра была война с директором школы, в которой я работала. Войну я выиграла. Но с любимой работой мне пришлось расстаться.) Потом был мертвый котенок – мальчик, скорее всего он был бы пойнтовый. Потом Риска пошла кушать, в туалет, Осла поцеловать – по делам, в общем, пошла. Судя по тому, насколько она похудела, можно было предположить, что наверно все дети родились и в сборе… Часа через два на свет появилось еще одно существо. Девочка. Маленькая-маленькая, худенькая-худенькая, совершенно лысая, очень слабенькая и светленькая – Господи, ну наконец-то, у меня будет пойнтовая кошечка без полосок – мечта заводчика, то, ради чего все затевалось – свершилось… Я никак не могла заставить ее взять грудь. Насилу присосали. Иногда приходилось кормить отдельно от остальных. День на пятый девчонку уже было не оторвать от мамкиной сиськи. Котенок быстро поправлялся. Конечно, она была меньше остальных – мы так и прозвали ее – Кощеюшка, но она хорошо прибавляла в весе, и это было заметно. Вообще-то все хорошо росли. Где-то на 8-й день у младшенькой прорезались глазки. А на 12-й день утром Риска принесла ее к нам с Гришей в постель и оставила. Вечером малышки не стало. Поездка в клинику продлила ей жизнь буквально на час. Доктор констатировал анорексию и обезвоживание, вколол физраствор в область почек и в холку, рекомендовал купить бутылочку с соской, сцеживать молоко у кошки и насильно кормить котенка. Бутылочку мы взяли. Она по сей день стоит в аптечке, как немой укор – не досмотрели, не докормили… Умирая, она кричала, задыхалась и кричала: «Спаси меня!», а я не знала, как облегчить ее страдания, как забрать ее боль.

Мы похоронили их под елочкой. Подсыпали в могилку песка, чтобы им не было холодно и сыро спать в этой жуткой глине, которую ни одна лопата не возьмет. Нам с Гришкой не надо было друг другу соболезновать. Это была общая потеря. Это не первая общая потеря. Первая – это ребенок, которому не суждено было родиться.

Одна моя коллега по школе (у нее двое детей и никаких животных) как-то сказала мне: «Вот будут у тебя дети, Оля, ты никогда не назовешь котенка ребенком». Мы никогда не были с ней близки, как подруги. Она не могла знать о том, что возможно у меня никогда не будет детей. Поэтому я не стану обижаться на ее слова. Да и какая разница – правда в том, что как их ни называй, боль утраты от этого меньше не становится.

Гриша больше не стал возражать против появления хоть иногда котят в нашем доме. «Иногда» буквально означало – «не чаще раза в год». Однако у Риски на этот счет было совершенно иное мнение. Она не стала дожидаться, когда «папа» разрешит «маме» «выдать кошку замуж» и, улучив момент, ускользнула из дома как раз тогда, когда я нашла ей «жениха» и почти договорилась о вязке. Что поделать – тяжело уследить за кошкой в условиях, когда старую крышу дома сняли, а новую еще не приделали. Стройка – дело серьезное. Так у нас появились совершенно очаровательные дворниш-рексы. Конечно, по экстерьеру они совершенно не рексы, но характер у них точно в маму с папой. Я имею в виду папу Ослика, который всегда отлично справлялся с отцовскими обязанностями, даже, если дети были не его – то мышку придушенную притащит, то от рассады моей отгонит, ну а поиграть в дралки-догонялки – дело вообще святое. Умнейшие создания. Разошлись по знакомым, как горячие пирожки. Все до сих пор не нарадуются.

 

19 июня 2009 года, пятница. Обычный рабочий суетный день. Все спешат поскорее уйти с работы и убраться из грязной дымной Москвы на дачи. Я иду по Смоленской с какого-то очередного косметологического семинара и думаю исключительно о том, что же мне подарит Гриша на день рождения. Юбилей все-таки. Машину посудомоечную – точно не подарит, сам сказал. Сказал: «Или посудомоечная машина, или Турция». Тяжело выбирать между теплым морем, которого я не видела уже два года, и посудомоечной машиной, о которой я мечтала почти всю сознательную жизнь, особенно когда второй год подряд лето в Подмосковье не наступает. Поэтому я решила, что лучше Турция сейчас, чем посудомоечная машина когда-нибудь. Грабли с лопатами, надеюсь, он тоже мне не подарит – об этом я успела его попросить. Когда-то Гриша нашел в Интернете контору, занимающуюся изготовлением корсетов – и бельевых, и верхних. Я даже некоторые модели выбрала из каталога. Но потом что-то эта идея о покупке мне красивого корсета заглохла. Кризис. Мы даже на продуктах экономили, так что о корсетах по пять тысяч рублей минимум за штуку не могло быть и речи. Может сейчас вспомнит. Тем более я намекала ему, что корсет мне нужен не просто, чтобы талию сделать, а и для работы пригодится. На самом деле бельевой корсет при всей своей комфортности и мягкости здорово снимает нагрузку со спины – очень актуально, когда работаешь. А-то как сделаешь 5 массажей – так ощущение, будто к пояснице пятидесятикилограммовую гирю привязали. А в корсете – совсем другая картина со спиной. Еще я говорила ему, что анатомический атлас мне для полного счастья не помешает. Но у него на этот счет оказалось другое мнение.

Еще я думала о том, кто же придет ко мне на праздник. На массажных курсах я познакомилась с девочкой, мы даже как-то подружились – ее тоже зовут Оля, она тоже рак по гороскопу, у нас даже комплекция одинаковая. Взаимопонимание – полное. Может быть придет. Еще мы как-то с Ларисой последнее время часто общаемся – год назад я учила ее сына, и она до сих пор вспоминает это время с ностальгией, а сейчас нас связывают профессиональные интересы – может быть тоже придет. Фомкины (свидетели на нашей с Гришкой свадьбе, их дочь я тоже учила) наверняка заняты своими делами – не буду звонить, вспомнят – придут.  Из Минска вряд ли кто-нибудь соберется. Суховы (сестра со своими) тоже как всегда отмажутся телефонным поздравлением. Свекровь обязательно должна прийти. Ладно, будет день – будет пища.

Какое-то странное сообщение пришло мне на сотовый. Таня из Владивостока – «мама» нашего Чернушка. Обычно она пишет по интернету, а тут почему-то на телефон прислала: «Наоми серьезно больна». Бывали разные сообщения – и про глистов, и про какую-то проплешину аллергическую, и еще чего-то там было. Но уж больно зловеще звучала эта фраза – несмотря на то, что была написана, она именно звучала.

Потом были звонки, поиски, переписка. Список входящих сообщений от одного адресата, будто кроме Тани больше никто не знает моего адреса. Темы: «беда», «анализы», «лекарства», «поела»… Каких только диагнозов нам не ставили «светила» ветеринарной науки – и почечную недостаточность, и онкологию, и вирусный гепатит, и микоплазмоз... Как ошалелые мы носились с результатами анализов по докторам – знакомым и незнакомым, с рекомендациями и без – она во Владивостоке, а я в Москве и в Звенигороде… Лучший ветеринар городской Звенигородской клиники, светила местного значения, назвав примерный список возможных диагнозов, в итоге сделал умное лицо и произнес философским тоном: «Понимаете, дама, все эти корниши и сфинксы – породы достаточно иммунодепрессивные. Леталка заложена в них генетически». Конечно, это для нас они любимые наши, родные Наоми, Риски, Ослики и просто Васьки и Мурзики, а для них – всего лишь «все эти корниши и сфинксы…», на которых можно поиметь хорошие деньги. Потому что все знают, что когда умирает домашнее животное – человек готов с себя последнюю рубашку снять, лишь бы спасти, лишь бы как-то облегчить боль, хоть чем-то помочь…

В конце концов, когда в Наоми без толку была влита куча дорогущих препаратов, и у нее развился асцит, решили лечить от коронавируса. В человеческом мире – именно этот вирус явился причиной эпидемии атипичной пневмонии. В мире же кошачьем обычно организм способен справиться с короновирусом, особенно, если он был вовремя обнаружен и животному назначено иммунонаправленное лечение. В редчайших случаях коронавирус мутирует в вирус инфекционного перитонита, и тогда процесс необратим. Это страшное слово – «асцит». Нет, только не с Наоми.

Я никогда не забуду Танино лицо, тогда на выставке, когда она покупала у меня кошку. Эти глаза, не высыхающие от слез, этот голос с надрывом от боли – она почти только что потеряла Ксюшу, свою любимицу, отдушину, тайскую красавицу-кошку. 16 лет. Кто-то скажет: «Старая была». А она, возможно, прожила бы еще не год и не два, если бы не рак. Доктор сказал, что нечего было кормить противозачаточными. Я вот только одного не пойму, на кой черт такими средствами вообще торгуют в ветаптеках и зоомагазинах, если от них животные болеют и мрут. Наоми сразу пошла к Тане. Мне кажется, когда мы приехали с выставки домой кошка, будто знала, что скоро за ней приедет мама Таня, и они полетят домой во Владивосток. У нее даже настроение как-то поменялось после выставки. Когда Таня приехала к нам домой за Наоми – кошку просто нельзя было от нее оторвать. Мы с Гришей проводили их в аэропорт. Дом опустел. Стало тихо и немного грустно. Грустно, потому что Наоми последней «вылетела из гнезда». На тот момент ей было уже полгода. Радовало только то, что наш Чернушок попал не к кому-то, к кому-нибудь, а именно к Тане. Только она, как никто другой, могла любить и заботиться о «моем ребенке». Я была уверена в этом абсолютно.

Началась переписка. Мы настолько подружились с Татьяной, что я уже успела пожалеть о том, что мы не были знакомы раньше, и я не отдала за символический рубль, а продала ей кошку, между прочим, за очень приличные деньги. Мы вместе наблюдали за тем, как она росла, вместе радовались ее победам. Надо же, какая чудная шерсть у Наоми – самая лучшая в клубе. Наоми закрыла первый титул в открытом классе – можно почивать на лаврах, «лежать на печи и рожать детей», как  сказала Таня. Что ж – почему не родить, если найдется симпатичный жених?! А если не найдется – мы наверняка обойдем всех конкурентов на Всемирке… Я с ужасом читаю симптомы перитонита из интернетской статьи, сравниваю их с теми, о которых пишет мне Таня, и понимаю, что это – конец. Нет, я не буду пока ей об этом говорить. Пусть верит врачам, которые ничего ей не говорят, но наверняка все уже знают. А может и Таня все знает, только не хочет меня пугать. Мы сидим в чате в разных концах страны и боимся напугать друг друга страшной правдой, придумываем какие-то никчемные темы для разговора, чтобы хоть как-то отвлечься.

3 июля, пятница. Мой день рождения. Обычно в этот день я всегда готовлю много вкусной еды, и за столом собираются близкие мне люди. Во всяком случае, так всегда было раньше, пока я не переехала из Минска. Причем приглашать кого-то специально, у нас в семье было как-то не принято. Все знали, когда у меня день рождения и приходили сами. Могли позвонить сначала, на всякий случай, а могли и так прийти. Это нормально, когда близкие люди приходят сами. А те, кто не приходит, значит, не такие уж и близкие. Еще было как-то не принято заранее спрашивать о подарках. Как-то обычно моим родным и друзьям удавалось угадывать, что действительно меня обрадует. Когда люди близко общаются – они обычно понимают желания друг друга. Конечно, не все в состоянии подарить мерседес или самолет, но сделать душевный подарок, при желании, может каждый. И мой муж в этом смысле не исключение.

От подарка, который приготовил мне Гриша, в восторге были все. Еще бы – такой подарок действительно дорогого стоит. Не знаю, как бы отреагировала Татьяна Николаевна (бухгалтер Гришкиного автосервиса), если бы это ей муж подарил такой подарок на 35 лет, но, как изволил выразиться Гриша, она «обнюхивала и облизывала» его целый день накануне. Он очень ей понравился. Это был велосипед. Классный немецкий велик с женским седлом и множеством функций, розовый. Любой подросток, не достигший половой зрелости, мечтает о таком. Впрочем, есть много людей, для которых передвижение на велосипеде – жизненная норма, они наверно тоже не отказались бы поменять своего «старого коня» на этот аппарат. Только у меня почему-то язык во рту заблудился. У меня было состояние сродни шоку. Мне бы обрадоваться, броситься Гришке на шею, сказать, что я мечтала о таком велосипеде всю жизнь, ведь он же старался, хотел как лучше, ведь это же о моем здоровье он заботился. А вместо этого сдавленным голосом я процедила, что лучше бы он отдал мне подарок деньгами. В растрепанных чувствах, с комом в горле я ушла на свои занятия (я училась на курсах медицинского массажа) и там разрыдалась, как дура. Никто из моих однокашников по группе толком не понял, что случилось – наверно подумали, что это радость у меня такая со слезами на глазах по поводу 35-летия, но те, что сидели рядом на всякий случай постарались успокоить меня до прихода преподавателя.

За праздничным столом кроме мужа близким человеком оказалась одна соседка. Подружка с курсов взяла талон к очень важному врачу. Лариса не могла оторваться от своих любимых клиентов – у нее как всегда, все расписано, и моего дня рождения нет в ее расписании. Свекрови, оказывается, надо отдельное приглашение... К вечеру подошел еще один близкий человек, соседкина беременная подруга, с единственной целью – «заразить меня беременностью». Хорошие девчонки. Спасибо им.

Тяжелый день вскоре закончился. Завтра Гриша отдаст мне подарок деньгами. Таня уже нашла курьера-стюарда, с которым можно передать из Москвы лекарства для Наошки. Ну, ведь есть же Бог на свете. А вдруг мы все ошиблись и Наоми выкарабкается. Только бы успеть, только бы лекарства помогли, только бы этот чудодейственный полиферрин сработал – лучшего подарка нельзя и придумать, если кошка выздоровеет. Счет идет не на дни, а на часы. Лекарства куплены, они ждут. Курьер прилетел во вторник, мы связались, жаль, что рейс у него только в четверг вечером – время работает против нас. В среду вернулась с отдыха мама с братишкой (мы брали им путевку в Турцию из Москвы, поэтому они останавливались у нас) – юбилей продолжается. Должна была подъехать и свекровь, но у нее что-то со здоровьем не заладилось. Я выругалась в сердцах: вот нет, чтобы все, как порядочные, в один день пришли – хороша ложка к обеду – так теперь для каждого посетителя отдельный стол готовь, никаких денег не напасешься. Жадность – плохая черта. Только когда сидишь без работы три месяца, потому что «абяцанкi-цацанкi, а дурню радасць» (так в Беларуси говорят), перебиваешься единичными клиентами на дому – будешь считать и мелочь металлическую. Все деньги вложены в косметику, массаж, который я решила на перспективу освоить – тоже вещь далеко не бесплатная. А салон красоты, в котором для меня предполагается кабинет со всеми условиями, и который должен был открыться в середине апреля, по сей день находится в состоянии ремонта. А тут еще стройка у нас дома. Мне бы сейчас на работу устроиться, помочь как-то Грише, ведь это же невозможно тянуть абсолютно все на себе – и бизнес, и стройку, и продукты в холодильнике. Ну не случилось Гришке в жизни стать олигархом. Обиднее всего то, что выхода из этой ситуации нет. Пока нет, только вот неизвестно, сколько же еще продлится это «пока». Ладно, прорвемся как-нибудь. Сейчас главное – Наоми.

В пятницу 10 июля утром я получила от Тани сообщение: «Спасибо. Все получили…», что-то там еще про злобную жену стюарда, оказавшуюся обиженной, потому что ее благоверному пришлось потратиться на метро, чтобы встретиться со мной. Я что-то ответила, правда, позже – у нас разница во времени 7 часов. Потом через некоторое время она написала еще что-то странное по поводу того, чтобы я не грузилась, что это сейчас не важно, а потом была короткая sms-ка: «Она умерла». Все кончено. Из души выдран еще один огромный клок.

 Они не успели попрощаться. Наоми умерла на руках у Кати, Таниной дочери, пока мама Таня с лекарствами мчалась из аэропорта. Все, что осталось ей – последний раз обнять родное, ставшее крошечным от болезни, еще не остывшее тельце.

Я помню, как мы с мамой подолгу ждали друг друга у подъезда, приходя с работы, или слонялись вместе по городу, делая вид, что нам что-то нужно в магазинах или еще где-то. Это было прямо накануне маминого дня рождения. В результате сквозняка нашего огромного черного кота красавца-дворянина Ваську сбило оконной рамой с подоконника. Не досмотрели.

Как это страшно приходить в дом, в котором уже никто не ждет. Хорошо, что Таня с Катей есть друг у друга. Хорошо, что во Владивостоке есть приют для бездомных животных, которым наверняка пригодятся эти дефицитные лекарства из Москвы, этот лечебный корм, которого там днем с огнем не найти. Возможно, они еще успеют спасти чью-то жизнь.

 

 

В субботу приехала с поздравлениями и подарками моя любимая свекровь. Вот уж поистине есть талант у человека делать приятные сюрпризы. Несмотря на всю свою практичность и даже прижимистость (раки все такие, и я такая же), она умудряется дарить мне вещи, на которые я долго буду смотреть, и облизываться, и как всегда пожалею денег. Благодаря ей, у нас в доме появляются уникальные предметы: огромный красный веер над кроватью, рюмочки из оникса, китайские фарфоровые пиалки, украшения из натурального дуба… В этот раз Гришина мама подарила мне электрическую аромалампу в наборе с маслом розмарина, натуральные бусы и огромную лягушку из полосатого оникса. Сказала, что к деньгам. Прямо отдушина какая-то. В воскресенье пока она собирала смородину, я успела съездить обустроить свой новоиспеченный кабинет, испытать аппараты, подружиться с администратором и даже записать себе клиентку на вторник – тот салон в Звенигороде, места в котором я так долго ждала, наконец открылся. Все, хватит хандрить, завтра – в Москву на мастер-класс по пилингам, а послезавтра – работа полным ходом…

 

Сегодня вторник, 14 июня. У меня должен быть первый рабочий день. Гриша подвез меня со всеми моими «игрушками» к салону. Но дверь почему-то оказалась заперта. Потом мне сказали, что там какие-то проблемы с сантехникой, и по этой причине в моем кабинете сломали душ и вскрывают плитку. Сказали, что денька через два-три все починят.

Как все просто: два-три денька – и все починят. Только Наоми не вернуть, и Ксюшу Танину тоже не вернуть, и Кощеюшку, и Большиша, и нашего кота Ваську, и соседскую кошку Маньку… и душу мою тоже не починить уже никогда. Сегодня, в свой первый несостоявшийся рабочий день я просматриваю нашу с Таней переписку, Наошкины фотографии – взрослые, детские, пью горькую и изливаю душу компьютеру, потому что больше некому.

 

Юбилей кончился. Чуда не произошло. Мне 35 лет, и моя душа похожа на старую луну, а дужки в «розовых очках» сильно ослабли.

6327
Другие Истории о животных
Комментариев: 1
Молли
11352 Молли
Молли offline
Репутация : 150
Комментариев 13 2
01 января 2013 18:08:34
2013-01-01 18:08:34

Почему нет комментариев? Неужели никто не дочитал?

Боже, как печально. Может, показаться банальным, но я, правда, понимаю... Я слишком часто их теряла...

Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
И даже самая большая кровать становится тесной для двоих, если один из этих двоих - кот...
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке