Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-07 21:22:31 от Гость
что написать парню на отношения 11 месяцев приятное?? ... Подробнее
Последний комментарий
История : Эротические массажи
11 минут назад2016-12-09 08:37:54 от кинокефал трисмегист
18156Dевушк@, да пусть автор истории нам роскажет, автор истории ви тот самий квест о котором ми с девушкой думаем просто пишете как гость или нет? Все комментарии67656
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
ШЛЮХА
вчера в 21:42:562016-12-08 21:42:56
Помоги советом
вчера в 21:35:342016-12-08 21:35:34
Комедия
07 декабря в 12:41:15
Любовь это безумия
05 декабря в 06:58:47
Любимый брат мужа
04 декабря в 21:17:22
На работу к папе
03 декабря в 16:30:38
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Сериалы смотрим?  ( 1 2 )
27 ноября в 16:31:08
Проза - Изменяющие судьбу
Проза : Изменяющие судьбу     

Среди отдыхающих мне встретился необычный турист. В его багаже вместо привычных палаток и снастей лежал аппарат для исследования морских глубин. Это было устройство размером с большой чемодан, оснащенное фонарями и пропеллерами. Первыми интерес к нему проявили дайверы. Сама бы я ни за что не догадалась, что там. Мне меньше всего хотелось потерять из виду умного человека, и приходилось лезть ему в глаза, задавая кучу глупых вопросов. Насколько далеко оно может уплыть? А если кабель порвется? Почему бы исследователю самому не нырнуть с аквалангом? Это же намного интереснее, чем сидеть на поверхности, смотреть в экран и крутить ручки. Владелец чудо-машины, не переходя на личное знакомство,  тем не менее, давал подробные ответы. Он рассказал, что необитаемый аппарат способен погружаться на полкилометра, но в походной коробке только 200 метров кабеля. Провод выдерживает вес пары взрослых человек, и обрыв исключен. Зацепы за препятствия могут быть. Если это произошло, нужно не паниковать, а внимательно возвращаться назад по кабелю и распутываться.

            В какой-то момент разговор мог считаться законченным. Я спросила про рыб и подводную природу. Собеседник принял кислый вид, дав знать, что дорогостоящее оборудование ему не для того, чтобы любоваться рыбками. Он отвернулся. А потом вдруг умерил свой пыл, раскрыл ноутбук и показал видеозаписи, снятые под водой. В одном ролике механическая рука аппарата пытается собрать какие-то предметы со дна. Вот в серой мутной воде вырисовывается наполовину ушедшая в илистое дно часть подводной лодки. Гребные винты покрыты водорослями. «Кайтен», - говорит автор видео. Я смотрю непонимающим взглядом, и он объясняет. Камикадзе – японский самоубийца на самолете, кайтен – самоубийца на торпеде. Эта маленькая подводная лодка и есть торпеда с одним человеком и взрывчаткой. Ценой собственной жизни смертник обязан затопить вражеский корабль со всем экипажем. От сработавшего заряда и водителя уже ничего не осталось, только кормовая часть упала на дно вдали от эпицентра взрыва и много лет спустя была выхвачена из мира безмолвия объективом телекамеры.

             Управляли кайтенами люди, образованные по всем канонам морского дела, а не безграмотные обезумевшие фанатики. Лодка с несколькими тоннами взрывчатки, как стало понятно из рассказа, оснащалась сложными приборами. Профессионал мог управлять ею практически вслепую, не пользуясь перископом, а погрешность в определении глубины и расстояния до цели не превышала трех десятков сантиметров во всех направлениях. «Изменяющий судьбу» - именно так переводится слово «кайтен». Создатели хотели, чтобы от воли одного человека зависели сотни, а может и тысячи судеб. Они даже написали письмо императору своей кровью, дабы он обязательно рассмотрел их проект и разрешил постройку данного оружия. Управлять лодкой-самоубийцей мог только физически сильный и выносливый человек, поскольку рулить, преодолевая сопротивление воды, было нелегко. Неслучайно в ряды подводников вступали и опытные летчики, которым не хватало самолетов.

            «Любая техника, - заключил исследователь, - имеет свойство выходить из строя». Большое количество несчастных случаев происходило с водителями кайтенов уже во время тренировочных погружений. Если лодка теряла скорость и ложилась на дно в учебных условиях, ее поднимали и буксировали на ремонт, чтобы снова выпустить в море, а экипаж при поддержке мастеров учился устранять неисправности. Но в тех случаях, когда отказывали системы снабжения воздухом, или на борту начинался пожар, пилоту оставалось мало шансов на выживание. Во время боя в открытом море уже никто не мог прийти ему на помощь в нештатных ситуациях, и оставалось только взорвать заряд вне зависимости от поражения цели.

            «Неужели нельзя было как-то дать возможность человеку покинуть лодку до того, как она взорвется?» - спросила я. «Японцы об этом думали, - ответил собеседник, - на некоторых имелись катапульты, но мгновенно вытолкнуть человека через толщу воды даже метров 10-15 при скорости около 50 км/ч, не убив его или не сделав инвалидом, невозможно. К тому же, нужно было поразить цель. Теоретически ничто не мешало всплыть на поверхность и открыть верхний люк. Тогда с вражеского судна его бы легко обнаружили и уничтожили. Ёкота писал об инциденте во время учений. Кайтен, управляемый курсантом и инструктором, налетел на морскую мину. Произошел взрыв. Курсант погиб, а контуженный инструктор был выброшен на поверхность, и его спасли. Я беседовал с японскими специалистами по поводу географии поиска обломков. Встречался с живыми ветеранами подразделений кайтен. Они до сих пор испытывают чувство досады за то, что не отдали свою жизнь тогда, на войне». Камера подводного аппарата на видеозаписи пыталась проникнуть в люк на самом конце кайтена. Владелец аппарата объяснил, что эти люки предназначались для обслуживания лодки. Отсюда техник имел доступ к двигателю. Меня утомил часовой просмотр видеохроники с кружением в серой воде и подниманием мути. Покрытые ракушками и наростами предметы на стометровой глубине выглядели неотличимо от обычных камней. Наверняка еще многое я просто пропустила мимо ушей.

            В представшей передо мной груде обросшего металла, казалось бы, содержалось мало интересного, а для археолога это был второй кайтен, обнаруженный на дне моря. Потом он показал фотографии с предметами, поднятыми во время экспедиций. Некоторые мелкие находки телеуправляемый аппарат собирает в собственный сетчатый контейнер или в контейнер, отдельно спускаемый в воду на якоре. Тем не менее, даже самая совершенная машина пока еще не в силах полностью заменить человека, и тогда человек сам отправляется в водолазном снаряжении. Дайвинг же, несмотря на технический прогресс, связан с большим риском. Ныряльщику нужно уметь продуваться, использовать для дыхания под водой различные смеси, делать декомпрессионные остановки. Он, в отличие от техники, не может без последствий проводить много времени на большой глубине.

Как было видно, морская вода, флора и фауна сильно разрушили плоды человеческого труда. Сложно узнать в изуродованном предмете лимб гирокомпаса. По словам энтузиаста, ему удалось даже воссоздать входивший в снаряжение водителя кайтен дыхательный аппарат, предназначенный для использования в случае отказа основной системы жизнеобеспечения. Подобными устройствами оснащались и японские боевые пловцы, которые тоже нередко несли на себе заряд взрывчатки.

            Случалось, носители - корабли и подводные лодки - погибали под обстрелом противника, но успевали выпустить кайтены в море, и эти орудия убийства становились спасательными средствами для членов экипажа, направляясь к берегу. Но даже там, скрываясь в прибрежных водах тихоокеанских островов, смертники-тэйсинтай не теряли надежды вновь развернуть торпеду в направлении достойного противника, как только он появится в поле зрения. Вся романтика японской императорской армии заключалась в том, что ее воины в течение еще многих лет после окончания войны, оставшись одни в затерянных уголках планеты, продолжали вести незримую борьбу с врагами. Среди них как широко известный Хиро Онода, официально отправленный в отставку только в 70-х гг., так и менее знаменитые герои, закончившие военную карьеру в джунглях в XXIвеке, будучи уже в весьма преклонном возрасте.

            Иной путь предстояло пройти смертникам. Даже если им не удавалось поразить противника на море, они бились до последнего на берегу. Лишившись своих быстроходных торпед, они могли пустить в ход только кортик и погибали в первом же столкновении с вооруженными солдатами. Лодки при этом оказывались захваченными. Как правило, их уничтожали сразу же. Реже – разбирали на металлолом. И лишь несколько уцелевших экземпляров можно увидеть в музеях. Исследователь не исключил возможности присутствия нетронутых кайтенов в прибрежных водах отдаленных тихоокеанских островов, но если это так, то корпус все равно, проржавев, развалился под действием морской воды, и степень общей сохранности их невелика.

            Я спросила: «А что чувствовали сами участники войны, управляя кайтенами? Вы ведь общались с ними». Нависла пауза. Наш автобус набирал скорость. Мужчина уставился в окно, но потом вновь повернулся ко мне. «Да. Знаешь, что они не любят рассказывать про свою жизнь? Япония проиграла войну. Эти люди считают себя обманутыми, а мы для них враги. Всего один старик рассказал, как они готовились к бою, как писали прощальные письма родителям и любимым девушкам, но капитан подводной лодки каждый раз отменял задание и находил причины не выпускать кайтены. Смертники тихо негодовали, потому что им приходилось только получать новости об успешных действиях товарищей. К тому же, на подлодке не бывает лишних людей, и ты сама понимаешь, кому доверяли мыть гальюны. Для вершителей судеб не делалось исключений. В почете остались те герои, которые не вернулись с войны».

            Противоречивые чувства охватили меня, когда я вышла из автобуса и спустилась к бухте. Какие мысли возникали у японских девушек, как только им приносили весть о гибели дорогого друга? Звонит колокольчик, я открываю дверь. Передо мной возникает японский офицер, представляется и сообщает: «Ваш друг старшина такой-то погиб смертью героя, потопив линкор такого-то числа. Незадолго до совершения подвига, он написал вам это письмо». Ноги отказываются повиноваться мне. Я с трудом проглатываю волнение, чтобы дрожащими пальцами взять письмо. Дальше меня ждет поход в храм, где на одной из бронзовых табличек выбито имя моего героя. Это все, что будет напоминать о нем.

            За размышлениями прошло еще минут 15. Встреча с морем потребовала некоторых усилий. Надо мной возвышался обрывистый поросший лесом берег, вдали маячили скалы. Опустив ладони в воду, я попыталась вспомнить, как выглядел кайтен на видеосъемке с морского дна и представить его. У меня получилось. Я даже представила себя, сидящей в кайтене, обнимающей своего героя и заглядывающей в перископ у него из-за спины. Мы неслись прямо на вражеский корабль.

            Солнце скрылось за горизонтом, и море покрылось крупными волнами. Мои мечтания закончились. Редкие люди продолжали купаться даже в такую погоду. Одиночные головы мелькали на приличном расстоянии от берега. Что ж, можно идти туда, откуда пришла. В сумке лежала бумажка с надписью «Ёкота». Найти книгу мемуаров Ёкота Ютака не составило труда, правда, осилить удалось только начальные страницы.

 

            Я вспомнила про мужчину с подводным снаряжением. Наше знакомство так и не состоялось, а ведь оно должно было стать всем тем, ради чего я затеяла разговор. Он остался неизвестным героем, изменившим мою судьбу. Наивный предметный мир, в котором я жила раньше – кружева, журналы «Мой уютный дом», вечера за просмотром сериалов «Солдаты» и «Кадетство» – потерял ценность и отступил на второй план. Согласитесь, когда вы лежите на пляже, то не думаете об океане, наполненном чудовищами. А если каждый человек решит, что нужно применить армейскую школу по прямому назначению, то тогда на дне окажутся останки и маленькой подлодки, и большой подлодки, и самолета, и меня с вами, в лучшем случае став частью коллекции археолога, если разумные существа вообще сохранятся. Тяжело осознавать, что моя судьба зависит не только от меня, но и от воли других людей.

Среди отдыхающих мне встретился необычный турист. В его багаже вместо привычных палаток и снастей лежал аппарат для исследования морских глубин. Это было устройство размером с большой чемодан, оснащенное фонарями и пропеллерами. Первыми интерес к нему проявили дайверы. Сама бы я ни за что не догадалась, что там. Мне меньше всего хотелось потерять из виду умного человека, и приходилось лезть ему в глаза, задавая кучу глупых вопросов. Насколько далеко оно может уплыть? А если кабель порвется? Почему бы исследователю самому не нырнуть с аквалангом? Это же намного интереснее, чем сидеть на поверхности, смотреть в экран и крутить ручки. Владелец чудо-машины, не переходя на личное знакомство,  тем не менее, давал подробные ответы. Он рассказал, что необитаемый аппарат способен погружаться на полкилометра, но в походной коробке только 200 метров кабеля. Провод выдерживает вес пары взрослых человек, и обрыв исключен. Зацепы за препятствия могут быть. Если это произошло, нужно не паниковать, а внимательно возвращаться назад по кабелю и распутываться.

            В какой-то момент разговор мог считаться законченным. Я спросила про рыб и подводную природу. Собеседник принял кислый вид, дав знать, что дорогостоящее оборудование ему не для того, чтобы любоваться рыбками. Он отвернулся. А потом вдруг умерил свой пыл, раскрыл ноутбук и показал видеозаписи, снятые под водой. В одном ролике механическая рука аппарата пытается собрать какие-то предметы со дна. Вот в серой мутной воде вырисовывается наполовину ушедшая в илистое дно часть подводной лодки. Гребные винты покрыты водорослями. «Кайтен», - говорит автор видео. Я смотрю непонимающим взглядом, и он объясняет. Камикадзе – японский самоубийца на самолете, кайтен – самоубийца на торпеде. Эта маленькая подводная лодка и есть торпеда с одним человеком и взрывчаткой. Ценой собственной жизни смертник обязан затопить вражеский корабль со всем экипажем. От сработавшего заряда и водителя уже ничего не осталось, только кормовая часть упала на дно вдали от эпицентра взрыва и много лет спустя была выхвачена из мира безмолвия объективом телекамеры.

             Управляли кайтенами люди, образованные по всем канонам морского дела, а не безграмотные обезумевшие фанатики. Лодка с несколькими тоннами взрывчатки, как стало понятно из рассказа, оснащалась сложными приборами. Профессионал мог управлять ею практически вслепую, не пользуясь перископом, а погрешность в определении глубины и расстояния до цели не превышала трех десятков сантиметров во всех направлениях. «Изменяющий судьбу» - именно так переводится слово «кайтен». Создатели хотели, чтобы от воли одного человека зависели сотни, а может и тысячи судеб. Они даже написали письмо императору своей кровью, дабы он обязательно рассмотрел их проект и разрешил постройку данного оружия. Управлять лодкой-самоубийцей мог только физически сильный и выносливый человек, поскольку рулить, преодолевая сопротивление воды, было нелегко. Неслучайно в ряды подводников вступали и опытные летчики, которым не хватало самолетов.

            «Любая техника, - заключил исследователь, - имеет свойство выходить из строя». Большое количество несчастных случаев происходило с водителями кайтенов уже во время тренировочных погружений. Если лодка теряла скорость и ложилась на дно в учебных условиях, ее поднимали и буксировали на ремонт, чтобы снова выпустить в море, а экипаж при поддержке мастеров учился устранять неисправности. Но в тех случаях, когда отказывали системы снабжения воздухом, или на борту начинался пожар, пилоту оставалось мало шансов на выживание. Во время боя в открытом море уже никто не мог прийти ему на помощь в нештатных ситуациях, и оставалось только взорвать заряд вне зависимости от поражения цели.

            «Неужели нельзя было как-то дать возможность человеку покинуть лодку до того, как она взорвется?» - спросила я. «Японцы об этом думали, - ответил собеседник, - на некоторых имелись катапульты, но мгновенно вытолкнуть человека через толщу воды даже метров 10-15 при скорости около 50 км/ч, не убив его или не сделав инвалидом, невозможно. К тому же, нужно было поразить цель. Теоретически ничто не мешало всплыть на поверхность и открыть верхний люк. Тогда с вражеского судна его бы легко обнаружили и уничтожили. Ёкота писал об инциденте во время учений. Кайтен, управляемый курсантом и инструктором, налетел на морскую мину. Произошел взрыв. Курсант погиб, а контуженный инструктор был выброшен на поверхность, и его спасли. Я беседовал с японскими специалистами по поводу географии поиска обломков. Встречался с живыми ветеранами подразделений кайтен. Они до сих пор испытывают чувство досады за то, что не отдали свою жизнь тогда, на войне». Камера подводного аппарата на видеозаписи пыталась проникнуть в люк на самом конце кайтена. Владелец аппарата объяснил, что эти люки предназначались для обслуживания лодки. Отсюда техник имел доступ к двигателю. Меня утомил часовой просмотр видеохроники с кружением в серой воде и подниманием мути. Покрытые ракушками и наростами предметы на стометровой глубине выглядели неотличимо от обычных камней. Наверняка еще многое я просто пропустила мимо ушей.

            В представшей передо мной груде обросшего металла, казалось бы, содержалось мало интересного, а для моего попутчика это был второй кайтен, обнаруженный на дне моря. Потом он показал фотографии с предметами, поднятыми во время экспедиций. Некоторые мелкие находки телеуправляемый аппарат собирает в собственный сетчатый контейнер или в контейнер, отдельно спускаемый в воду на якоре. Тем не менее, даже самая совершенная машина пока еще не в силах полностью заменить человека, и тогда человек сам отправляется в водолазном снаряжении. Дайвинг же, несмотря на технический прогресс, связан с большим риском. Ныряльщику нужно уметь продуваться, использовать для дыхания под водой различные смеси, делать декомпрессионные остановки. Он, в отличие от техники, не может без последствий проводить много времени на большой глубине.

Как было видно, морская вода, флора и фауна сильно разрушили плоды человеческого труда. Сложно узнать в изуродованном предмете лимб гирокомпаса. По словам энтузиаста, ему удалось даже воссоздать входивший в снаряжение водителя кайтен дыхательный аппарат, предназначенный для использования в случае отказа основной системы жизнеобеспечения. Подобными устройствами оснащались и японские боевые пловцы, которые тоже нередко несли на себе заряд взрывчатки.

            Случалось, носители - корабли и подводные лодки - погибали под обстрелом противника, но успевали выпустить кайтены в море, и эти орудия убийства становились спасательными средствами для членов экипажа, направляясь к берегу. Но даже там, скрываясь в прибрежных водах тихоокеанских островов, смертники-тэйсинтай не теряли надежды вновь развернуть торпеду в направлении достойного противника, как только он появится в поле зрения. Вся романтика японской императорской армии заключалась в том, что ее воины в течение еще многих лет после окончания войны, оставшись одни в затерянных уголках планеты, продолжали вести незримую борьбу с врагами. Среди них как широко известный Хиро Онода, официально отправленный в отставку только в 70-х гг., так и менее знаменитые герои, закончившие военную карьеру в джунглях в XXIвеке, будучи уже в весьма преклонном возрасте.

            Иной путь предстояло пройти смертникам. Даже если им не удавалось поразить противника на море, они бились до последнего на берегу. Лишившись своих быстроходных торпед, они могли пустить в ход только кортик и погибали в первом же столкновении с вооруженными солдатами. Лодки при этом оказывались захваченными. Как правило, их уничтожали сразу же. Реже – разбирали на металлолом. И лишь несколько уцелевших экземпляров можно увидеть в музеях. Исследователь не исключил возможности присутствия нетронутых кайтенов в прибрежных водах отдаленных тихоокеанских островов, но если это так, то корпус все равно, проржавев, развалился под действием морской воды, и степень общей сохранности их невелика.

            Я спросила: «А что чувствовали сами участники войны, управляя кайтенами? Вы ведь общались с ними». Нависла пауза. Наш автобус набирал скорость. Мужчина уставился в окно, но потом вновь повернулся ко мне. «Да. Знаешь, что они не любят рассказывать про свою жизнь? Япония проиграла войну. Эти люди считают себя обманутыми, а мы для них враги. Всего один старик рассказал, как они готовились к бою, как писали прощальные письма родителям и любимым девушкам, но капитан подводной лодки каждый раз отменял задание и находил причины не выпускать кайтены. Смертники тихо негодовали, потому что им приходилось только получать новости об успешных действиях товарищей. К тому же, на подлодке не бывает лишних людей, и ты сама понимаешь, кому доверяли мыть гальюны. Для вершителей судеб не делалось исключений. В почете остались те герои, которые не вернулись с войны».

            Противоречивые чувства охватили меня, когда я вышла из автобуса и спустилась к бухте. Какие мысли возникали у японских девушек, как только им приносили весть о гибели дорогого друга? Звонит колокольчик, я открываю дверь. Передо мной возникает японский офицер, представляется и сообщает: «Ваш друг старшина такой-то погиб смертью героя, потопив линкор такого-то числа. Незадолго до совершения подвига, он написал вам это письмо». Ноги отказываются повиноваться мне. Я с трудом проглатываю волнение, чтобы дрожащими пальцами взять письмо. Дальше меня ждет поход в храм, где на одной из бронзовых табличек выбито имя моего героя. Это все, что будет напоминать о нем.

            За размышлениями прошло еще минут 15. Встреча с морем потребовала некоторых усилий. Надо мной возвышался обрывистый поросший лесом берег, вдали маячили скалы. Опустив ладони в воду, я попыталась вспомнить, как выглядел кайтен на видеосъемке с морского дна и представить его. У меня получилось. Я даже представила себя, сидящей в кайтене, обнимающей своего героя и заглядывающей в перископ у него из-за спины. Мы неслись прямо на вражеский корабль.

            Солнце скрылось за горизонтом, и море покрылось крупными волнами. Мои мечтания закончились. Редкие люди продолжали купаться даже в такую погоду. Одиночные головы мелькали на приличном расстоянии от берега. Что ж, можно идти туда, откуда пришла. В сумке лежала бумажка с надписью «Ёкота». Найти книгу мемуаров Ёкота Ютака не составило труда, правда, осилить удалось только начальные страницы.

            Я вспомнила про мужчину с подводным снаряжением. Наше знакомство так и не состоялось, а ведь оно должно было стать всем тем, ради чего я затеяла разговор. Он остался неизвестным героем, изменившим мою судьбу. Наивный предметный мир, в котором я жила раньше – кружева, журналы «Мой уютный дом», вечера за просмотром сериалов «Солдаты» и «Кадетство» – потерял ценность и отступил на второй план. Согласитесь, когда вы лежите на пляже, то не думаете об океане, наполненном чудовищами. А если каждый человек решит, что нужно применить армейскую школу по прямому назначению, то тогда на дне окажутся останки и маленькой подлодки, и большой подлодки, и самолета, и меня с вами, в лучшем случае став частью коллекции археолога, если разумные существа вообще сохранятся. Тяжело осознавать, что моя судьба зависит не только от меня, но и от воли других людей.

63994
Другие Проза
Комментариев: 0
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке