Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
  1. Главная
  2. -
  3. Проза
  4. -
  5. Раскармливание
Проза : Раскармливание     Я начинающий писатель. Хотелось бы услышать критику. Недавно начал работу над повестью, на ваш выкладываю часть, стоит ли писать дальше?

Жанр: ужасы

Аннотация:
Длительный брак и воспитание двух детей привело к тому, что супруги начали испытывать трудности в семейной жизни. Охладевший муж и любящая жена отдаляются друг от друга. Недовольный внешностью своей жены и уставший от продолжающих скандалов и пререканий, когда-то любящий муж понимает, что его упрёки не приведут к какому-либо результату. В один прекрасный день, он приходит домой с большими пакетами доверху наполненными продуктами и желанием раскормить её

Эпиграф:
Это произведение крик мужской души над женским безразличием. Мужчин, которые любили, но не смогли продлить эту любовь.
Брак – это постоянная работа над собой и если вы не готовы, то будьте готовы к тому, что вы прочитаете в этой книге…


Глава 1

Этот июль был намного жарче, чем в позапрошлом году. Именно поэтому, Сьюзен попросила мужа поставить в тени их большого букового дерева переносные качели. Она любила качаться на них, когда ещё только всходило солнце, а заботы грядущего дня не настигали тебя с первыми лучами. В такие минуты она чувствовала себя ребёнком. Маленьким человечком, за которым нужен пристальный уход и забота, разве Фред мог дать ей это?! Он давно не дарил ей даже цветов. И всё чаще забывал уделить ей хоть немного своего внимания.
В свои годы, Сьюзен была немного полноватой женщиной, но в пору своей сексуальности, это никогда не отталкивало от неё мужчин, наоборот, многие даже считали это довольно притягательным. Однако, в мире всё должно иметь рамки и такое течение жизни может продолжаться до тех пор, пока годы не заберут своё. Это естество, от этого нам никуда не деться. В какой-то отведённый физиологией момент, весь шарм и обаяние уйдёт в лету, также, как и тело потеряет свою упругость. А там, где её никогда не было, вид станет совсем нелицеприятным. С природой нельзя спорить. Человеку никогда не получится обмануть её, уж вы мне поверьте.
А в силу этого, поводом для гордости в своей внешности, Сьюзен, да и многие другие кто встречал эту женщину, считали её прекрасные каштановые волосы и голубые, как два текущих водопада – глаза. Поэтому, она ежедневно ухаживала за своими локонами, балуя себя разнообразными причёсками. При любом удобном случае, она закалывала их прелестными украшениями, которые когда-то подарил ей муж или дети, а иногда обхватывала пряди атласными лентами. Хотя в последнее время она всё чаще оставляла их в покое и просто распускала, позволяя им свободно струиться по плечам. В чём-то Сьюзен была по-своему прелестна, даже несмотря на такие немолодые годы. И не то чтобы Фред отличался от остальных мужчин, но он всегда больше ценил в чертах её лица – губы. Эти безупречные персиковые губы. И он не ошибался, ведь её улыбка до сих пор оставалась самой удивительной и волшебной, можно даже сказать сказочной. Это особенно проявлялось, когда ей что-то не нравилось. В такие моменты она показательно сжимала губки и хмурила брови, отчего казалась ещё милее. Со стороны могло показаться, что она всю жизнь была маленькой девочкой, хотя на самом деле – это первое обманчивое ощущение, но что ни говорите, а в душе она точно не изменилась.
Её волосы, подобранные двумя брошками, плавно спускались по плечам, когда она вышла на веранду и облокотилась на перила. Солнце уже давно взошло и на улице дул лёгкий ветерок. Она сделала глубокий вдох. Пахло утренней июльской свежестью.
Знаете, женщины всегда кажутся намного привлекательнее, чем это есть на самом деле, когда ты в них влюблён. Тогда тебе совсем не важно, как их оценивают окружающие, ведь главное, что оценил ты сам. Можно назвать это врождённым законом природы. Законом человеческих инстинктов. Но в ту секунду, когда ты перестаёшь любить так сильно как раньше, ты и начинаешь искать во всём недостатки. Лишь только тогда, когда ты не хочешь мириться с ними, лишь только тогда любовь умирает. И не раньше. Ведь настоящая любовь – это борьба с недостатками. Именно по этой причине, многие и ошибаются, когда считают что любовь – это принимать человека таким, какой он есть, на самом деле – это самоуничтожение, это против естества, против закона самосохранения. Если ты не готов к этому, то и не готов познать любовь. Вы не подумайте, что я говорю о чём-то ином, кроме как об одной лишь мысли человека, меняться ради любящего его сердца. И никак иначе. Никак иначе.
Сьюзен вглядывалась в красоту горизонта, до которого простирались шапки подсолнухов и от начала которого тянулись причудливые кучевые облака, покрывшие собой всё небо. Она стояла и вдыхала аромат лета. Запах клевера с лужайки, запах ближайших веток кизила, аржанца и чудный запах распустившихся цветов из палисадника, в котором росло множество различных бутонов, которые они когда-то сажали с мужем, долго выбирая палитру для заполнения их миниатюрного сада. Сьюзен пошла на уступки, и муж посадил свои любимые жёлтые нарциссы рядом с декоративным табаком, а она выбрала чайные розы лавандного оттенка, чтобы посадить их у края дорожки. Наверное, это и было настоящей причиной, по которой он давно не покупал ей цветы. Он считал, что выполнил свой долг, создав для неё такой райский уголок. Он наверное никогда бы не догадался о том, что она постепенно чахла в этом уголке, несмотря на всю его красоту. Не догадался бы до тех пор, пока кто-то сам не сказал ему об этом.
Только сейчас, по прошествии стольких лет в браке, для неё уже ничего не имело значения, кроме тех радостей, которые были в досягаемости её окружения. Она не думала о глобальном, как обычно мыслят в юности. Когда забивают голову высокими идеями и недосягаемыми мечтами в погоне за перспективами. Для неё наступала та пора, когда брак должен снова воскреснуть от совместных усилий и разгореться удвоенным пламенем, но такого не происходило. Дети уже выросли и съехали в Оклахому-Сити, (ей с Фредом удалось воспитать двух мальчиков); а кредит за коттедж был давно погашен: её отец помог им с этим. Работа страховым агентом не приносила Фреду таких больших денег, каких хотелось. Правда бизнес её отца недавно снова ожил и стал подниматься, а она как владелец части акций, начала получать какие-никакие дивиденды, это и помогало им жить чуть лучше, чем могло быть на самом деле. А домашние хлопоты уже давно не казались такой непосильной и тяжёлой ношей, как было раньше. Сейчас она свободнее. Намного свободнее, чем была раньше, во всяком случае, она ощущала это.
Сьюзен стояла на прохладном ветерке и слушала, как поёт её сердце и как спокойно на душе. Такое обычно бывает, когда все тяготы и раздумья покидают тебя, потому что ты знаешь, что впереди тебя ждут свободные выходные дни, в которые ты можешь делать то, что угодно самому тебе. Лёгкость этого дня так и витала в воздухе, ровно до тех пор, пока её утреннюю свободу не нарушил муж. Он вышел из дома с лопатой в руках и бросил короткий взгляд на неё, а затем негромко высказался:
– Зачем так рано встаёшь?! Лучше бы ты так помогала мне, как загорать любишь.
– Ты никогда не зовёшь меня – ответила она, не придавая значения его словам. Последнее время они часто ругались.
Он промолчал, посчитав, что говорить что-нибудь ещё будет лишним. Спустился по ступенькам скрипучей веранды и пройдя несколько шагов по дорожке, свернул за дом.
Их отношения изжили себя. Она не одна так считала. Многие близкие знакомые, видели в их браке несоразмерную с кораблём любви трещину. Это был тонущий корабль, где никто не пытался спастись. Они совместно ожидали конца. Очевидно, что та горячая любовь, которая была между ними раньше совсем исчезла. Словно испарилась, как это бывает, когда долго кипятишь воду. Сьюзен была права – брак безнадёжно умирал. Причин было множество, но существенной в её глазах казалась именно та, которая отвечала на вопрос, почему любовь умирает: «чувства одного погасли и костёр начал остывать». Фред утратил к ней всё, что было раньше, а она не могла разжечь его, как не старалась. Наверное, она просто не знала, чем его разжигать. Угли тлели. В попытке избежать этого, она всеми путями хотела избавить их от полного разрушения. Но ни один способ найти общий язык с мужем, ни ежедневные ночи для откровений и искренности, ничего не приносило эффекта. Он всё больше закрывался и отстранялся от неё. Фред старался больше времени проводить вдали от жены и ссылался на занятость работой. Меньше общения – меньше проблем. А она закрывала глаза. И казалось, работа объясняет всё: и отсутствие тепла, и отсутствие ласки и внимания, но не отсутствие любви. Однако, она была готова верить во что угодно и слепо шла на поводу своего бессознательного. Ведь всё что угодно может влиять на их взаимоотношение друг к другу, только не его собственное Я. По крайней мере, ей хотелось так думать.
«Каждая девушка хочет чувствовать себя желанной, ведь каждая?» – мысленно спрашивала она себя и никогда не давала ответ. Она просто продолжала любить своего мужа и стремиться к тому чтобы что-то изменить. Как нельзя не любить того человека, от которого ты родила ребёнка и с кем провела почти два с половиной десятка своей жизни. Она считала, что заслуживала большего, он должен хотя бы ценить её, ведь в конце концов она родила ему двух детей и посвятила ему всю свою жизнь.
«Может ей просто стоит не перечить ему, слушать наказы, молчать в ответ на оскорбления и им обоим будет легче?!» Стоило верить в лучшее. Стоило.
Спустившись с веранды, она неспешно прогулялась по маленькой тротуарной плитке вдоль чайных розочек и поглядела на их деревянный забор, за которым простиралась автомобильная дорога, несколько соседних коттеджей и стройные ряды подсолнухов позади них. За домом послышался шум воды. Она медленным шагом обогнула дом с другой стороны. Фред стоял с шлангом в руках и поливал небольшие кочаны капусты. Заметив её, он нахмурился, делая важный вид и сосредоточившись на работе.
– Мы завтра могли бы поехать к Кэмпбеллам – ласково сказала она, поглядывая на его действия.
Он не поднял головы, просто выключил воду и взял воткнутую рядом лопату.
– А найдётся ли у тебя платье? – лопасть вошла в мокрую землю.
Ох, как она ненавидела, когда он язвил в её адрес. Он продолжал это делать, хотя она не раз говорила ему о том, как ей это неприятно.
– Я недавно купила, то бирюзовое хлопчатое, если ты, конечно, помнишь – стараясь не обращать внимания на его слова, ответила она.
– Если ты снова выпьешь с Джули, я не смогу дотащить тебя к машине – бросил он.
Она злобно скривила лицо от недовольства. Ему явно не хотелось её видеть. Он хотел побыть один, поэтому такие слова в её адрес должны были делать ей больно и делали.
– Мы бы могли остаться там на ночь.
– Нет, – отрезал он.
«Почему он так сильно изменился? Может у него появилась другая?! Что в конце концов я ему сделала?» – мысленно спрашивала она себя. Ей не хотелось терпеть унижения.
– Я поеду одна, можешь, не беспокоится – крикнула она, развернулась и посеменила обратно на веранду.
– Сьюзен, – подняв голову, вдруг окликнул её Фред. Она остановилась – Я могу отвезти тебя завтра – доброжелательно сказал он. Но поздно, она уже была расстроена его поведением и нежеланием быть с ней. Она ничего не ответила. А лишь отправилась обратно в дом.
Солнце так и пекло.
68604
Комментариев: 1
Димас
Димас

27 апреля 2017 08:54:13
2017-04-27 08:54:13
У тебя отлично получается, давай еще! Публика требует хлеба и зрелищ!
Ответить
Поддерживаю Да0 / Нет0
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость