Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
меньше минуты назад2016-12-03 13:29:26 от Гость
Здравствуйте мы смужем вместе 12 лет. есть двое детей. было всякое но последнее время стала очень мучить проблема отсутствия работы у мужа я работаю. в начале отношений училась потом была в декрете но потом постоянно работала чтобы ни случилось и как ... Подробнее
Последний комментарий
История : Ей 24, мне 57
час назад2016-12-06 20:52:20 от Птаха
21082Гость, возможно. Все комментарии67560
Вход
Здравствуйте, гость !
Войдите под своим именем
или Зарегистрируйтесь.
Топ из раздела
Проза
Любовь это безумия
вчера в 06:58:472016-12-05 06:58:47
Любимый брат мужа
04 декабря в 21:17:22
На работу к папе
03 декабря в 16:30:38
Студент и препод
28 ноября в 23:53:36
Волосенкиии
27 ноября в 22:35:51
Комедия
27 ноября в 16:31:09
Сериалы смотрим?  ( 1 2 )
27 ноября в 16:31:08
опустить на главную
24 ноября в 07:57:38
Проза - Нимфа одиночества.
Проза : Нимфа одиночества.     

ГЛАВА I Прохладный сентябрьский вечер. Ещё не начались холода, но уже ощутимо ушло лето…. Утром не собрать тёплых капель росы с травы, а вечером не ощутить ласку нагретого дневным солнцем ветерка. Люди надевают куртки, а деревья наоборот – оголяются…. Странно, что природа всегда поступает не так, как мы…. Или мы не как она? Фу, глупости! Я открываю глаза и чувствую, как дрожь пробирает вплоть до мозга костей. «Так можно себе всё отморозить!» - мелькает в мозгу, и я тут же поднимаюсь с заледенелой земли. Я смотрю на небо, по которому медленно двигаются белые облака. «Они такие безмолвные, словно… кусочки льда. Да, они похожи на громады айсбергов…. Нет, они похожи на вспенившиеся волны снега…» - думаю я, в порыве нахлынувшей музы, но тут же перебиваю саму себя: - «О, это не к добру! Если я мыслю о холоде и льде, то я сама становлюсь такой!» - я опускаю глаза и тихо шепчу: - Сила мысли… И как-то сразу одиноко. Так же, как и тем облакам. Так же, как и дереву без листьев, как земле без тепла…. Я вздыхаю заиндевевшими лёгкими и шаркаю заляпанным грязью кроссовком. «Мокрый и холодный асфальт, тебе в компанию только воду из лужи…. А мне… мне совсем несладко» - несутся мои меланхоличные думы вдаль за неожиданной предвестницей нимфы одиночества. Куда же делась моя былая весёлость? С уходящими деньками лета исчезают и все мои сладкие мечты, нежные романы, меркнут даже блики солнца в глазах. - Пустая ваза в пыльном углу… - произношу я, глядя на своё отражение в мутной луже. - Да. Весьма мрачно и угрюмо. Под стать тебе самой. – подмечает мой старый приятель, невесть откуда взявшийся. - Это вместо «привета»? Что ж, звучит как комплимент… - Могла бы и сама поздороваться! Ты меня не замечаешь? - Ох, я в размышлениях. Прости… - я слабо улыбаюсь. Он долго смотрит на мои раскрасневшиеся щёки и гриппозно блестящие глаза. Он явно сомневается, но всё же говорит: - Ладно, тогда я не буду мешать… - Прощай. – я протягиваю ему руку, но он отрицательным жестом останавливает меня. - Не здороваясь, не прощайся, а то простимся навсегда. От подобных слов в тот же миг становится жутко и тоскливо. Я всхлипываю и оборачиваюсь вслед удаляющейся фигуре. И словно всё вокруг приобретает лёгкую размытость. Я втягиваю носом сырой воздух, и от него внутри начинает остро покалывать. Я обращаю свой туманный взор к небу и замечаю маленькую мерцающую звёздочку на огромном чёрном полотне ночи. «Осень добралась и до них» - думаю я. ГЛАВА II Прохладный сентябрьский вечер. Опять в гордом одиночестве я сижу на холодной земле. Надо мной раскинул, как в объятиях, свои ветки молодой карагач. Я медленно вдыхаю дым сигарет. Тоненькой нитью он вьётся вокруг моих пальцев, корчится сизой змейкой в воздухе. Я смотрю по сторонам и жду его. Волнение тугим жгутом окутывает меня, как вдруг его силуэт возникает на дороге. «Торопится» - думаю я, и слежу за каждым его порывистым шагом. Я зову его, но он будто и не слышит меня. «Игнорирует» - вздыхаю я, когда он стремительно садится в машину. Я томным взглядом упрекаю свет задних огней, уезжающих прочь. «Он опять обманул меня. Воспользовался, а затем выбросил» - думаю я, поднимаясь вверх по ступеням в подъезде. Так было и раньше, но теперь от этого на душе больнее, чем когда-либо. - Это дорога прямо наверх… - шепнула я, осматривая предстоящий лестничный пролёт. - Твой пессимизм меня убивает. – заявляет мой старый знакомый, будто проскочивший сквозь стены. Он стоял сейчас в распахнутой рубашке и наспех натянутых джинсах у моей обшарпанной двери. - Спасибо. Ты всегда знаешь, как поддержать человека в трудную минуту. – съязвила я и с укором сощурила глаза. - Твои «трудные минуты» вошли в привычку. – отрезал он и помолчав, добавил: - Не щурься, а то морщинками покроешься. - Спасибо. Решил засыпать меня комплиментами? У тебя хорошо получается. Продолжай в том же духе. – устало сказала я и потянулась в карман за ключами. - Эх ты, дурёха. Я ведь тебя развеселить пытаюсь! - Не надо. Справлюсь сама. И приятель исчез, словно растаял в продымлённой атмосфере подъезда. Проходят часы, а я всё размышляю о его поступке. Я стою на балконе и напряжённо вглядываюсь в его окна. Я знаю и то, что он вернётся поздно, и то, что напрасно жду его здесь, но продолжаю усердно улавливать каждый шорох в зыбучих потёмках. Луна, хозяйка этой тихой ночи, освещает улицу мягким бархатным светом. Она манит к себе своей немой таинственностью и пугает своим колючим холодом. Мне становится зябко от её лучей, словно я недостойна смотреть на неё и разделять с ней своё одиночество. Я поспешно перевожу взгляд к фонарю, который услужливо щедро льёт яркие струи света на тротуар каждому припозднившемуся прохожему. Внезапно, как пустынный мираж, в городском безмолвии мне является она – нимфа одиночества. В свете вечернего эркера она приподнимает завесу моих накопившихся грёз. Её длинные пряди волос колыхались на хрупких уголках плеч, двигаемые не то резким дыханием, не то слабым ветром. От них, угольно-чёрных, был еле слышен шелест, заставляющий содрогаться от ужаса, разрывающего всю сущность и нутро. Он был похож на переговоры опавших листьев и сухой травы перед грозой. В них же были вплетены мои мысли и потаённые образы… Её призрачное тело было небрежно прикрыто плащом из сигаретного дыма и скользкого тумана… Капли чужих слёз навеки застыли на её тонких запястьях… Её босые ступни осторожно водили над поверхностью лужи, даже не прикасаясь к ней, но оставляя тонкую корку льда с вычурным рисунком… Её лицо было мертвенно бледным и его контуры то исчезали, то появлялись вновь во мраке ночи, что ещё больше оттеняло её призрачность… Её облик олицетворял божественную нежность, но от неё веяло затхлым дыханием скорби… В её глазах читалась безграничная тоска, несбыточные мечты и казалось, что она была несчастной… Словно зеркальное отражение истерзанных болью душ, она оставалась неподвижна в свете фонаря… Будто рождена из света, покрыта пеплом горя и соткана из тягучей тьмы… … Пока я восхищалась ею, она сделала ко мне несколько бесшумных шагов, протянула узкую, покрытую инеем разочарований ладонь и маняще прошептала влажными от поцелуя с дождём губами: - Пойдём со мной… И всё вокруг исчезает под вязкой паутиной темноты. Цепь обид давит на горло, и частый пульс бьётся в висках. Обручи внезапной тоски сковывают сердце, отчего даже руки леденеют. Словно повинуясь приказу, шагаю к ней, тяну руку…. Но яркий свет пронзает мглу и отвлекает внимание бездонных глаз нимфы от меня. Это был свет его окна… Я смотрю туда, как околдованная и понимаю, что дышу глубже и чаще, будто просыпаюсь после долгого глубокого сна или выныриваю со дна океана. Резко темнеет в глазах, и я опускаю их. О, БОЖЕ! Я стою на раме балконного окна в полной готовности шагнуть вниз. Чтобы от дрожи в коленях не потерять равновесие, спешу слезть на пол. Я вспоминаю о нимфе и начинаю лихорадочно искать её под фонарём. Под ним уже никого нет, лишь лёгкая рябь оставляет круги на лужах. Я в панике достаю сигареты. Щёлкнув зажигалкой, я наблюдаю, как в густых сумерках язычок огня на миг освещает мои дрожащие пальцы. Острое пламя колеблется и тухнет. Я смотрю поверх зажигалки в его окно и сглатываю подступающий комок перед истерикой. Я отшвыриваю сигарету и обхватываю голову руками. Я осознаю, что схожу с ума. «Когда же всё это кончится?» - думаю я. ГЛАВА III Прохладный сентябрьский вечер. Я жадно ловлю глазами багровые лучи заката, но ворон ночи иссиня-чёрным крылом прячет их от меня. Вместо реальности я смотрю на его голографическую иллюзию. Я вижу итог, но не понимаю причины. И сейчас он – плод моего бредового воображения, мои смутные воспоминания. Я смотрю в его шоколадные глаза. Между нами – шаг. Между нами – пропасть. Я протягиваю ему в ладонях нежность, но он отворачивается. Уходит и медленно меркнет вместе с солнцем… Разгневанный ветер с размаху бьёт в лицо. Я принимаю его пощёчину со смирением. Тень обиды лёгким покрывалом из серой пыли ложится к моим ногам. Начинает мелко моросить первый осенний дождь. И по мокрой лунной тропе ко мне снова идёт она – нимфа одиночества. Её поступь неслышна смертным. Те, кто видит её образ, обречён на безнадёжность. Она, словно Снежная Королева, облачена в иглы льда. С тихим мелодичным звоном они разбиваются друг о друга, а их осколки впиваются в моё воспалённое сознание. Я не могу прогнать её. И она питается моей слабостью. Я вижу в её глазах скрытое могущество. Она вплотную подходит ко мне и кладёт на мои плечи свои холодные пальцы. Я слышу её дыхание, подобное зимней стуже. Смотрю в тихие омуты её очей. Она настойчиво целует мои пересохшие губы и будто втягивает в себя мою радость, а, прижимаясь телом, впитывает мою страдающую душу. Я не могу даже освободиться из её липких объятий. Внезапно она отстраняется и с лёгкой тенью улыбки проводит стальными ногтями из жгучего мороза по моему обмякшему телу. Оно покрывается холодной испариной, а первая слеза оставляет ожог боли на бледной щеке. Нимфа смотрит на меня голодным взглядом и слизывает со своих губ льдинки крови. - Не надо… - молю я почти беззвучно. Она отталкивает меня и шелестом ускользает в ночь. Не помня себя я добралась до дома, но приятель уже ждал меня. Шагнув из-за шторы, он спрашивает: - Что случилось? - Она придёт за мной… - как проклятие изрекаю я. - Кто? – недоумевает приятель. - Нимфа…. Это всё она. – говорю я и чувствую, как усталость с адской болью скашивает меня. - Принести тебе чай? - Нет. Иди домой. – я отворачиваюсь. Он взглядом гладит меня по щекам. А маленькое затравленное существо внутри меня поднимает голову, выпрямляет сгорбленную спину. - У тебя тушь растеклась. - Да? – я вытираю лицо тыльной стороной ладони и осознаю, что с приятелем моё одиночество прячется за непроницаемой стеной. - Ложись спать, а то твою усталость видно за километр. – советует он. - Всего лишь за километр? – как саму себя спрашиваю я. - Это образно. – приятель отмахивается от меня грубым жестом и уходит. Я ложусь на диван, а на белом экране потолка начинает высвечиваться моё прошлое. Я закрываю глаза и проваливаюсь в царство Морфея. «Как хорошо, что у меня есть такой приятель!» - думаю я.

9031
Комментариев: 0
Уважаемые пользователи, у каждого человека своя точка зрения на то, что изложено в истории. Даже если Вы не согласны с автором истории или с другими читателями, пытайтесь выражать свое мнение в деликатной форме. Чтобы обгадить другого, много ума не нужно, а вот помочь дельным советом не каждый сможет.
Имя :
Пол: Гость Гость
Простой редактор

Введите число указанное на картинке